Смотрящий по Беларуси вор в законе Щавлик

Вор в законе Владимир Клещ — Щавлик

Есть в криминальном мире истории страшные и жестокие, есть — запутанные и увлекательные. А есть — такие, как биография белорусского «вора в законе» Щавлика: с загадкой, на которую так и не нашлось ответа.

Дело в том, что у этого человека нет даты смерти (хотя он официально считается умершим) — и до сих пор никто не знает, чем на самом деле закончилась (а может, еще и не закончилась?) его жизнь. Но не будем забегать вперед — расскажем только то, что о нем известно наверняка, и по порядку.

Родился будущий «смотрящий» 9 июля 1960 года в Минске. И паспортная фамилия Владимиру Аркадьевичу досталась такая, что могла бы сама по себе стать воровским псевдонимом, — Клещ. Впрочем, этого не произошло.

В пятнадцатилетнем возрасте, в 1975 году, за кражу его осудили на 3 года, из которых Вова отсидел год и вышел по амнистии. В те годы серьезные наказания для подростков не были дикостью. Неудивительно, что после подобного юношеского опыта парень свернул на криминальную стезю и стал делать «карьеру» квартирного вора…

Как следствие, в 1979 году ему достался еще один трехлетний срок — и снова за кражу.

Вообще судим он был шесть раз и за свою недолгую жизнь суммарно провел в местах лишения свободы 18 лет.

Как Щавлик стал главой преступного мира Беларуси

В 1993 году закончилась очередная «отсидка» Клеща — вышел он на свободу с хорошими знакомствами и с доброжелательным к нему отношением со стороны многих «законников» — и славян, и не таковых.

Воры в законе, вверху: Петр Науменко, внизу: Владимир Клещ

В Беларуси тогда всем заправлял Наум — Петр Науменко, ставший спустя год «крестным отцом» новоиспеченному «законнику», получившему кличку Щавлик. Именно при Науме в Белоруссии появился единый «общак» и объединилось несколько кланов.

Но Наума Щавлик заменил далеко не сразу. После освобождения в 93-м Владимир Клещ возглавил ОПГ, до того руководимую еще одним его знакомцем, неким Плошковым. Плошков получил долгий срок по одному из своих дел — а готовая конкурентоспособная группировка досталась Клещу.

Кроме того, Щавлик умудрялся поддерживать в Беларуси и «московский» клан грузинских воров, и действовать в интересах некоторых российских воров славянского происхождения… В общем, за несколько лет ему удалось сместить Наума и получить не просто статус «смотрящего» по РБ, но и заиметь уже созданную и на тот момент отлаженную криминальную систему. В этом статусе он пребывал вплоть до 1997 года.

Собственно, присвоение Щавлику статуса «вора в законе» произошло в январе 1994 года, в городе Тамбове, — когда он уже довольно много значил для белорусского и вообще постсоветского криминального сообщества, и оставалось только «узаконить» этот факт.

Слева воры в законе: Олег Рогачев (Рогаченок), Владимир Бирюков (Биря), Владимир Клещ (Вова Щавлик) и) Вячеслав Крылов (Славка Крыл)

Правда, ходили слухи, что он был «коронован» еще парой лет раньше в городе Владимир, однако подтверждений не нашлось, а домыслы в таких вопросах воровской мир не любит.

Семейные дела «вора в законе»

То, что истинные «законники» должны быть бездетными и бессемейными — уже давненько устаревшая криминальная традиция, на несоблюдение которой практически никто не обращает внимания. Вот и Владимир Щавлик был женат два раза: о первой его супруге неизвестно ничего, кроме того что они поженились еще до того, как герой нашего повествования получил влияние в белорусском криминальном сообществе и статус «законника». А вот вторая женитьба была весьма пышной и наделала шумихи.

Слева воры в законе: Владимир Клещ (Щавлик), Сергей Акимов (Аким Волгоградский), авторитет Владислав Шуськин (Комиссар), вор в законе Александр Окунев (Огонек)

В июне 1994 года Щавлик решил сочетаться узами брака с Еленой Вайдой, причем не просто так, а с венчальной церемонией в кафедральном соборе в Минске. Конечно же, за официальной частью последовало банкетное торжество — в ресторан «Рандеву» съехались в качестве гостей многие известные в мире криминала люди, причем не только из Беларуси. Проскальзывала информация, что на празднестве выступал даже кто-то из «звезд» русского блатного шансона. То есть мероприятие явно гулялось на максимально широкую ногу. И вот, когда автомобили гостей стали разъезжаться, их на близлежащих улицах стали останавливать местные представители правоохранительных органов. Обошлось без задержаний, но репутация белорусского «смотрящего» была порядком подмочена: потому как приятных впечатлений общение с представителями правопорядка не добавило никому, при том что Щавлик обещал своим гостям безопасность и душевное спокойствие.

Слева: 2) певец Владислав Медяник, вор в законе Владимир Клещ (Вова Щавлик), 4) Елена Вайда (фото: Прайм Крайм)

Впоследствии о жене Елене стали поговаривать, что она имеет чересчур сильное влияние на мужа, в том числе и в воровских делах, которые он должен был бы решать единолично и самостоятельно.

Исчезновение без вести: события, догадки и версии

В сухом пересказе события, развернувшиеся вечером 10 декабря 1997 года, выглядели так. Приблизительно в 8 вечера Владимиру Щавлику, находившемуся дома с семьей, кто-то позвонил по мобильному телефону (уже в те годы влиятельный «авторитет» владел такой техникой), но диалога никто не услышал — очевидно, Владимир Аркадьевич просто молча выслушал позвонившего. Затем он накинул куртку поверх домашней одежды и буквально в тапочках вышел из своей минской квартиры, пояснив домашним, что выйдет отогнать стоящую во дворе машину. И после этого Владимира Клеща не видел никто. Встревоженная жена через пару часов позвала, разумеется, не милицию, а знакомого семьи — человека, занимавшегося взломом (и, соответственно, закрытием) замков. Его она попросила закрыть дверь автомобиля — супруг Елены пропал, очевидно, с единственным комплектом ключей от авто.

Слева воры в законе: Сергей Акимов (Аким), Владимир Клещ (Щавлик), Юрий Пичугин (Пичуга)

Вечер был снежным, и быстро приехавший знакомый увидел следующее — стоящую нараспашку машину, без следов потасовки или еще чего-либо, только с крошечной каплей крови на сидении водителя. А по свежевыпавшему снегу к автомобилю вели следы одного человека — самого Владимира в тех самых домашних тапочках. Ни других следов, ни следа от вытащенного из машины тела — ничего, словно человек сел на водительское сиденье, укололся обо что-то и растворился в воздухе!

Ни живым, ни погибшим Владимира Клеща не нашли. Десять лет спустя суд постановил считать его мертвым.

Слева воры в законе: Владимир Клещ (Щавлик), Александр Окунев (Огонёк) и Сергей Акимов (Аким Волгоградский)

Конечно, озвучивались версии. Наиболее раскрученная — о спецоперации белорусского правительства, настроившегося серьезно бороться с криминалитетом. Ее предлагают подтверждать цитатой президента Лукашенко о том, что он не позволит создавать кому-либо криминогенную обстановку в государстве, как «всякие там щавлики», которые «неправильно себя повели». Но Лукашенко сказал это спустя 4 года после событий — то есть, памятуя о том, что этот политик вообще любит эффектно высказаться, он мог просто подогнать давний факт под «повестку дня» 2001 года. Впрочем, есть и другие аргументы — схожие смерти нескольких воров, политиков и высших чиновников: несколько человек исчезло с минимумом следов, в основном тоже из машин.

Слева: Валера Плохиш, воры в законе Андрей Исаев (Роспись) и Вова Щавлик

Но были и другие версии: дескать, Щавлик «увел» «общак» и либо инсценировал свое исчезновение, либо был покаран своими же за это. Была и версия о его попытке прибрать к рукам нефтяной бизнес, в связи с чем так якобы могли обезопасить себя от его посягательств нефтяники.

Как бы то ни было, уже более 20 лет в этом деле не появляется новых фактов, и Владимир Аркадьевич Клещ считается умершим.


Автор: Александр Крючков

Мастер пера, обрабатывает новостную ленту.

Еще интересно

Кокаиновая империя Акино

Владимир Носов

Дмитрий Смычковский дал показания по делу Шакро

Владимир Носов

Для чего нужны боевики Антону Цветков

Владимир Носов

Оставить комментарий