Сследствие предложило проверить адекватность матери, чью дочь с детской площадки увела мигрантка

Столичные следователи продолжают разбираться в обстоятельствах ЧП, которое произошло в Гольяново этим летом. Напомним, 19 августа с детской площадки неизвестная женщина увела 4-летнюю Алису.

Исчезновение девочки сразу заметил ее старший брат Саша, позвал маму, которая была буквально в 100 метрах с двумя младшими детьми, и та успела догнать парочку, которая быстро удалялась в сторону дороги.
— Позже на допросах она утверждала, что Алиса попросила у нее сухарики, но это невозможно: во-первых, моя дочь никогда их не ела, а во-вторых, Алиса заикается, и посторонний человек, вероятно, просто не разберет ее лепет, — объясняла корреспонденту kp.ru мама девочки Инна Багренина.
Предполагаемая похитительница – 20-летняя Сожидахон Рузибоева утверждала иное: мол, с девочкой они отлично нашли общий язык и никаких дефектов речи она не заметила. У нее на родине принято угощать детей, никто не считает это чем-то неправильным. Она не раз приносила на детскую площадку сухарики, и дети с удовольствием их ели. В том числе и эта девочка. В тот день, о котором идет речь, девочка сама подошла к ней и спросила, есть ли сухарики. Сухариков не было, поэтому девочка взяла ее за руку и потянула в сторону ближайшего магазина. Ей, Сожидахон Рузибоевой, не жалко было порадовать ребенка, вот она и пошла с ней.
В рамках расследования уголовного дела о попытке похищения ребенка подозреваемую проверили на вменяемость. Эксперты пришли к неожиданным выводам: Сожидахон Рузибоева вменяема, но у нее есть некие особенности в развитии, из-за которых в августе она не совсем понимала, что делает, когда уводила чужого ребенка с детской площадки.

 
У Розибоевой обнаружили особенности развития, из-за которых она не понимала, что делает
А дальше произошло совсем удивительное: на вменяемость следствие предложило проверить… еще и маму Алисы – Инну Багренину.
Обосновали это тем, что та не раз жаловалась на подавленное состояние. Вот следователь и предположил: а вдруг действия Рузибоевой повлияли на ее психоэмоциональное состояние и это можно квалифицировать как вред здоровью?
— Вот только среди вопросов, которые следователь собирался поставить перед экспертами, были пункты о том, не страдаю ли я психическим расстройством, могу ли правильно воспринимать обстоятельства и давать им оценки, а также нет у меня алкогольной или других зависимостей, — рассказала корреспонденту kp.ru Инна Багренина. – Мне кажется, или теперь меня могут попытаться представить ненормальной?
Впрочем, как оказалось, от этой экспертизы она может отказаться:
— Подобные экспертизы в отношении представителей потерпевших незаконны и нелогичны. Реального ущерба причинено не было, речь может идти только о моральном вреде, — считает адвокат Инны Багрениной Константин Ерохин. — Инна Багренина – представитель потерпевшей, и ответственности за уклонение от подобных действий для нее закон не предусматривает. Мы отказались от проведения этой экспертизы и обратились в Генпрокуратуру с просьбой проверить законность этого постановлений. Также руководству ГСУ СК России по г. Москве мы сообщили, что не согласны с этим постановлением.
Между тем, расследование уголовного дела продолжается, Сожидахон Рузибоева остается подозреваемой по уголовному делу о попытке похищения ребенка. Мы продолжаем следить за развитием событий.


Автор: Валентин Бойко

Ведет расследования о коррупции в любых эшелонах власти

Еще интересно

Хабиров Радий Фаритович и Андрей Назаров предпочитают задний вход парадному или грязный путь в политику ВРИО главы Башкирии

Александр Крючков

Умалчивает о «юридических сюрпризах»? Алекс Секлер распродаёт активы по бросовым ценам

Владимир Носов

7 историй про мошенников, которые рассказали россияне

Владимир Носов

Оставить комментарий