«Месть со стороны МВД за то, что показали всем всю грязь»

К суду готовятся трое участников команды Омбудсмена полиции Владимира Воронцова — Андиной, Моисеева, Федорова. Все их находятся под стражей. Ранее они создали фильм "Спасти Омбудсмена полиции", о том, как было сфабриковано дело в отношении Владимира Воронцова. В частности, потерпевшей согласилась стать,  засланная друзьями Воронцова, Светлана (настоящее имя Ирина Андина). Она сделала вид, что готова сотрудничать с УСБ МВД РФ. Ей в обмен на восстановление на работе в полиции предложили дать ложные показания на Воронцова, будто он вымогал у нее деньги. В суде над Воронцовым этот эпизод, как и множество других, развалились. А в отместку Андину, Моисеева и Федорова арестовали.

Участник проекта Омбудсмен полиции Евгений Моисеев подготовил новое обращение ко всем, кто поддерживает команду Омбудсмена полиции, преследуемую  за правду. Обращение было передано Rucriminal.info и телеграм-каналу ВЧК-ОГПУ, которое мы публикуем:

«Уголовное дело «Защитников Омбудсмена полиции». Итоги расследования.

  • По мнению следствия, сотрудники УСБ и ГСУ г. Москвы не фальсифицировали уголовное дело в отношении Воронцова, а это сделала Ирина Андина, которая говорила настолько убедительно, что они вынуждены были ей поверить и возбудить уголовное дело. Организатором этого ужасного преступления о заведомо ложном доносе выступили Евгений Моисеев и Василий Фёдоров.
  • У сотрудников УСБ и ГСУ г. Москвы, как считает следствие, нет поводов для оговора Моисеева, Андиной и Фёдорова. И неважно, что если вскроется правда, то оперативников и следователей надо будет посадить по статьям 285, 286, 302, 303, 309 УК РФ.
  • Сотрудники УСБ и ГСУ г. Москвы готовы пройти полиграф, но ровно до того времени, пока на суде не будет заявлено соответствующее ходатайство. После этого ходатайства они уже проходить полиграф будут не готовы.
  • Доказательством совершения заведомо ложного доноса со стороны Андиной, Фёдорова и Моисеева является фильм «Спасти Омбудсмена полиции». И неважно, что он доказывает их невиновность, а также факты фальсификации уголовного дела сотрудниками УСБ и ГСУ г. Москвы.
  • Следствию не удалось провести экспертизу изъятых у Моисеева, Фёдорова и Андиной сотовых телефонов, т.к. на них установлены пароли, а некоторые оказались разряжены. Во всём МВД не нашлось специалистов по подбору паролей. Также не смогли найти зарядное устройство, чтобы зарядить телефоны и провести экспертизу. Ну, а к изъятому IPhone не подошёл USB-кабель. И неважно, что у IPhone свой кабель.
  • Следствие не смогло исследовать изъятые у Моисеева, Андиной и Фёдорова ноутбуки, т.к. содержащийся на них объем информации составляет 3,6 Тб, а МВД нет носителей информации с таким объемом памяти. И неважно, что в свободной продаже имеются флешки с объемом памяти 1Тб, в МВД-то их нет.
  • Невозможность провести исследование изъятых у Моисеева, Андиной и Фёдорова сотовых телефонов, компьютеров и ноутбуков никак не связана с тем, что на них содержится информация, подтверждающая их невиновность. Поэтому их нельзя хранить при уголовном деле, а надо всё возвратить. А то мало ли…
  • Заведомо ложный донос совершен Андиной на территории Мордовии, поэтому уголовное дело будет рассматривать Люблинский суд Москвы. Ну, в крайнем случае – Тверской.
  • Жалобу Моисеева на возбуждение уголовного дела можно рассматривать более 4х месяцев. И неважно, что по закону срок рассмотрения составляет 5 суток.
  • Заседание по жалобе Моисеева можно не проводить, указав, что он не доставлен из СИЗО. И неважно, что на самом деле он доставлен и находится в суде.
  • К Моисееву в СИЗО можно не допускать адвоката. Судебное заседание о продлении срока стражи можно проводить в отсутствии адвокатов Моисеева и Андиной. Конституционное право на защиту на них не распространяется.
  • Обвиняемые уже больше месяца не могут ознакомиться с 5-ю томами уголовного дела. И неважно, что за это время следователь приходил 5-6 раз максимум на час.
  • Чтобы ознакомить обвиняемых с оставшимися несколькими страницами уголовного дела, надо продлить срок их содержания под стражей ещё на два месяца, т.е. до максимально возможных 6 месяцев.
  • То, что обвиняемых вот уже более полумесяца не знакомят с делом и вообще ничего не предпринимают, никак не связано с тем, что следствие зашло в тупик, а судьи (даже те, которые подконтрольные) отказываются рассматривать эту бредятину.
  • Аудиозаписи, на которых зафиксировано как сотрудники УСБ и ГСУ г. Москвы фальсифицируют уголовное дело в отношении Воронцова и которые доказывают, что Ирина Андина не совершала заведомо ложный донос, не нужно приобщать к уголовному делу. И неважно, что ст. 6 УПК обязывает следствие добывать доказательства и невиновности обвиняемых.
  • По версии следствия, заведомо ложный донос совершен в отношении Владимира Воронцова, поэтому его не стоит привлекать в качестве потерпевшего по делу. Его даже можно не допрашивать. Мало ли, о чем он там ходатайствует.
  • У обвиняемых не было цели привлечь Воронцова к уголовной ответственности. Да неважно, что Верховный Суд считает, что в этом случае отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 306 УК РФ, можно же просто написать, что Андина, Фёдоров и Моисеев являются представителями «аппозиции». И неважно, что это слово пишется через «о». Начальнику УСБ половнику Лямзину виднее.
  • В Главном следственном управлении столицы служат только самые грамотные и высококвалифицированные специалисты. То, что они не знают элементарных правил русского языка (где ставить «,» и «.»), никакого значения не имеет.
  • Уголовное преследование Моисеева, Андиной и Фёдорова не является местью со стороны МВД за то, что они вскрыли и показали всем всю грязь системы, непрофессионализм и тупость целых полковников и генералов».

  • Автор: Владимир Носов

    Бессменный главный редактор, в незапамятные времена работал в издании РБК

    Еще интересно

    Имеет ли право охранник в ТЦ проверить ваш паспорт?

    Владимир Носов

    Выбрали своего президента, выберем и американского

    Владимир Носов

    В России принят закон о закрытии «контрсанкционной информации»

    Оставить комментарий