Екатеринбуржец потерял всё и отсидел десять лет по сфабрикованному делу

Он перешел дорогу опасной банде и лишился всего — свободы, бизнеса и здоровья. Но не сломался…

— Я просил предоставить мне защиту как свидетелю, но получил в ответ только отписки. Я хочу, чтобы люди знали правду, на случай если вдруг со мной что-то случится, потому что меня пообещали завалить, — так начался наш разговор.
Екатеринбуржец Валерий Поваров десять лет назад был бизнесменом и директором ЧОП «Гюрза». Потом он перешел дорогу банде, которой помогали высокопоставленные «оборотни в погонах», и потерял всё — бизнес, здоровье, свободу… Он рассказал, как прошел через пытки в печально известной ИК-2 и отсидел почти десять лет за преступление, которого не совершал — но это его не сломило. Похоронил маму, которую разбило инсультом после случившегося. Все эти годы Валерий лелеял мысль добиться справедливости и реабилитировать свое честное имя.
Сейчас, благодаря в том числе его показаниям и вмешательству Москвы, раскрыли убийство в нулевых екатеринбургского бизнесмена Алексея Зубакина, нашли и осудили убийцу предпринимателя Валерия Пшенникова, которого застрелили в собственном подъезде в 2006 году. Однако другие показания, где фигурирует «крыша» этих убийц, остаются без внимания. В этих показаниях Валерий Поваров и еще несколько человек рассказывают про высокопоставленных силовиков, создавших уникальную по своему масштабу коррупционную схему по отъему бизнеса через возбуждение уголовных дел и пытки в колонии.
В 2017 году на скамье подсудимых оказались пять заключенных ИК-2 и бывший заместитель начальника колонии Михаил Белоусов. Все они получили от четырех до шести лет колонии за истязание и насильственные действия в отношении заключенных. Пытки и изнасилования были поставлены на поток и фиксировались на камеру телефона. С помощью таких изуверских методов злоумышленники получали колоссальные прибыли, исчисляемые десятками и сотнями миллионов рублей. Но кому шли эти деньги?
Большинство причастных к этой бесчеловечной схеме до сих пор продолжают службу. Редакция E1.RU не берет на себя ответственность судить, виновны эти люди или нет — это работа компетентных органов. Мы лишь изложим те сведения, которые уже были озвучены на допросах и очных ставках, но почему-то не заинтересовали силовиков. Рассказываем о неизвестных сторонах нашумевшего уголовного дела.
Громкая операция
10 июня 2013 года свердловский ОБОП под руководством Константина Строганова с помпой задерживает группировку Михаила Клока за разбои и грабежи, совершенные с 2003 по 2006 годы. Об этом пишут все городские СМИ. Одновременно с этим арестованы бизнесмен Дмитрий Дейч, экс-глава ОПГ «Центр» и крупный предприниматель Сергей Горшунов, а также директор ЧОП Валерий Поваров. Последний был почти сразу отпущен — к разбоям он оказался непричастен. Валерий считает, что истинные цели операции были другими.
Предприниматель Валерий Поваров был известен екатеринбуржцам как директор ЧОП «Гюрза», часто оказывавший содействие правоохранительным органам. С его помощью задержали и потом осудили за вымогательство депутата Максима Петлина.
— Все клоковские разбои — это давно подготовленная и известная информация. Это был предлог задержать его. Истинной целью этой уникальной по своей коррупционности операции ОБОП было вымогательство денежных средств и активов. Они знали, что на Клоке убийство бизнесмена [Алексея Зубакина], — утверждает Валерий Поваров.
После задержания Михаил Клок признался в убийстве Зубакина, сдал заказчика — Дмитрия Дейча. Посмотрите видео, как Клок рассказывает в ИК-2 об этом убийстве Владимиру Молодцову, который в 2013 году был сотрудником ОУР.
Также, по словам свидетеля, были получены данные о причастности к убийству экс-лидера ОПГ «Центр» Сергея Горшунова. Несмотря на эти показания, обоих бизнесменов неожиданно отпустили. Дейч тут же улетает в Германию, а Горшунов — в Арабские Эмираты. Клока судили только за разбои. Уголовное дело по убийству оказалось похоронено на девять лет.
— Дейч заплатил 2 миллиона евро за свою свободу, Горшунов — 1 миллион долларов, а у Клока забрали базу на Комсомольской, — объясняет странную доброту борцов с организованной преступностью Валерий Поваров.
Его слова подтверждают показания Клока и Дейча, которых повторно задержали по этом делу лишь в марте 2022 года. А как происходило переписывание базы прямо на территории ИК-2, можно посмотреть на видео ниже. Далее база попала к уральскому бизнесмену-рейдеру Александру Горбунову и до сих пор находится в его собственности.
— Никогда ты не зайдешь на «двойку» (ИК-2. — Прим. ред.) просто так. Но туда зашел человек, на которого он переписал [базу], зашел нотариус, и они в следственном кабинете переписали уже с готовыми документами, — комментирует видео экс-директор «Гюрзы».
В показаниях Валерия Поварова именно Горбунов выступает одним из организаторов схемы по вымогательству и связующим звеном между коррумпированными силовиками (Алексей Колбасин в СК и Константин Строганов в ОБОП) и пыточной в ИК-2, а помогал ему Александр Булаков.
Дело о покушении с «гранатой»
Бывший директора «Гюрзы», хоть и не имел отношения к убийству Зубакина или разбоям, обладал крупными финансовыми активами, которые вызывали большой интерес у рейдера Александра Горбунова. Кроме того, Поваров и его ЧОП мешали «зайти» на некоторые объекты. Через него можно было выйти на другого богатого человека — владельца Уралтрансбанка Валерия Заводова, чьи объекты охраняла «Гюрза».
— У них была цель — завладеть моими личными активами и дотянуться до Заводова с его Уралтрансбанком. В то время у меня кроме охранных предприятий был еще парковочный бизнес. Я также был основным кредитором Ирбитского стекольного завода, владел акциями Ирбитского химико-фармацевтического завода, — вспоминает Валерий Поваров. — Для них я был «жирный коммерс». Сначала они пытались на меня повесить разбои, потом мошенничество, всё неудачно. Но на этом они не остановились.
В 2014 году против директора «Гюрзы» возбуждают уголовное дело о покушении на убийство бизнесмена Александра Касьянова.
Дело в том, что в 2004 году у окна квартиры Касьянова, задолжавшего 119 млн рублей Уралтрансбанку, что-то «бахнуло». Разбило несколько стекол, но сам Касьянов и его жена не пострадали. По горячим следам возбудили дело за хулиганство, поскольку выглядело всё так, будто должника хотели всего лишь припугнуть. Но через десять лет задержали исполнителя Ромаса Замольскиса (входил в банду Клока), и хулиганство переквалифицировали в покушение на убийство. В деле неожиданно стала фигурировать боевая граната, хотя ни одного ее осколка не нашли.
По версии следствия, якобы Валерий Заводов вслух рассказал о том, что хочет убить Касьянова, а Валерий Поваров будто бы это услышал и решил убить Касьянова, просто чтобы укрепить дружеские отношения с владельцем Уралтрансбанка (мотив звучит странно, но это реальная формулировка из обвинения). После этого он дал команду Замольскису.
— Им нужен был повод, чтобы арестовать меня и Заводова. С Клока и Замольскиса в ИК-2 пытками выбили показания против Заводова и меня. Сначала во всех документах в уголовном деле как заказчик фигурировал Заводов и его начальник охраны Боженко. Потом он, по моим данным, отдал им около 10 млн евро за то, чтобы его и банк убрали из дела, и тут же уехал в Англию. А я отказался платить.
«И хотя в показаниях Клок пишет про Заводова, и в явке написано про Заводова, но в деле его в итоге нет!»
Валерий Поваров
Организатором сделали меня, — раскрыл схему в своих показаниях Валерий Поваров.
Сейчас он добивается признания незаконным возбуждение дела, считая его сфабрикованным, и своей полной реабилитации. Бывший бизнесмен обращает внимание на то, что его посадили на основании показаний одного лишь Михаила Клока, полученных под пытками.
— В первоначальных показаниях меня вообще нет. Потом их начали пытать, и они меня оговорили. При этом Замольскис отказался в суде от показаний на меня, разрушив свое досудебное соглашение и сознательно выбрав огромный срок. Остался один Клок, которого грозили изнасиловать в колонии и дать пожизненное за убийство, если он не даст на меня показания, — утверждает Валерий Поваров. — Это он сам мне рассказал, когда нас в 2016 году вместе этапировали на суд.
Валерий несколько раз просил проверить его на полиграфе, но ему отказали.
— Следователь Кондин сказал мне такую фразу: «Валерий, что хотим, то и сделаем, и полиграф доказательством не является». Происходил полный беспредел. Меня пытали, но никто не принимал мер по поводу нанесенных телесных повреждений. Я писал жалобы, следователь видел мое разбитое лицо и всё остальное — и ничего. Нигде в документах это не прошло, экспертизу не назначали, — вспоминает Поваров.
Мы пока не будем подробно останавливаться на пытках в ИК-2, эта тема достойна отдельной статьи. Отметим лишь, что наш свидетель, как и многие другие жертвы «двойки», прошел через ужасные истязания и лишился здоровья, бизнеса и финансовых активов. Теперь он намерен добиваться полноценного расследования и наказания всех причастных. А пока что расскажем коротко, на основании каких доказательств Валерий Поваров получил 13 лет колонии и почему он утверждает, что эти доказательства были сфабрикованы.

Валерий Поваров начал добиваться пересмотра своего дела, как только вышел на свободу
Суд
Мы рассмотрим только самое тяжелое обвинение Валерия Поварова — в покушении на убийство. Все остальные (мошенничество, хранение патронов) тоже имеют много странностей и нестыковок, начиная от пропавших вещдоков и заканчивая отсутствием состава преступления. Но они не привели к реальному сроку.
1. «Поддельная явка с повинной»
— В основу обвинительного приговора положена поддельная явка с повинной. Она написана от моего лица, но не моим почерком. Наклон другой, буквы другие. И в ней написано про Заводова, а в деле его нет. Мы с адвокатом, конечно, потребовали экспертизу. Заключение экспертов такое: «Написано не Поваровым, но могло быть и написана им в каком-то необычном положении». Бред полный. Они промахнулись еще вот в чем. Сначала готовили поддельные документы на Заводова, а потом не знали, как его убрать из дела. Самое интересное, что «мою» явку принимал конкретный оперативный сотрудник, она зарегистрирована и так далее.
«Но в деле есть допрос этого опера, который говорит, что он знать не знает Поварова и никакие явки с него не брал. Судья сказал: это несущественно»
Валерий Поваров
Судья Евгений Зырянов вскоре после этого дела ушел на пенсию. К нему у экс-директора «Гюрзы» очень много вопросов.
— Ну как так происходит? Они делают акцент на явку, но я говорю, что ее не писал. Сотрудник говорит, что он ее не брал, меня в глаза даже не видел и не разговаривал. Экспертиза говорит, что не мой почерк. А судье пофиг, — возмущается Валерий Поваров.
2. Один свидетель обвинения из ста допрошенных
— Допрошено было около 100 человек в качестве свидетелей обвинения, и только один показал на меня — это Михаил Клок, который в этом году на очной ставке в очередной раз признался, что его заставили угрозами оговорить меня. Это всё есть в протоколе, — рассказал наш собеседник.
Также в деле были еще показания Замольскиса, от которых он отказался в суде, рассказав, что его пытали.
— У него по нарастающей — сначала он дает показания, что я хороший человек и не при делах, — утверждает Валерий Поваров со ссылкой на материалы дела. — Когда пришла [следователь] Кузьмина, при ней его пытали всё сильнее. Это всё было на моих глазах. Замольскис лежал с простреленными при задержании ногами. Его били прямо в аппаратах Елизарова. Белоусов, Сыров и Головко требовали, чтобы он дал нужные показания — сказать, что я организатор. Они заставили его, чтобы было более достоверно, заключить досудебку. Он заключил и в итоге написал в таком духе, что «Заводов попросил Поварова, и Поваров обратился ко мне». Он писал об этом заявления президенту и Чайке [экс-генпрокурор РФ. — Прим. ред.]. Это всё есть в деле. Как только его перевели на СИЗО, он отказался от досудебки и выбитых показаний, дал правдивые. Он из-за этого получил 16 лет, а так бы максимум 3–5. Но в основу приговора на суде взяли нужные им показания.
Еще одним человеком, заявившим в суде, что его пытали и заставляли дать показания на Валерия Поварова, стал Алексей Добротворский (осужден по делу об убийстве Кулешова в 2006 году. — Прим. ред.]. Он также отказался от своих показаний.
— Добротворский заявил на суде, что его несколько лет, начиная с 2010 года, пытали и запугивали, требуя дать на меня любые показания. Это всё есть в протоколе. Он подробно рассказал, где и при каких обстоятельствах это происходило. Называет конкретные имена — оперативника УБОП Дмитрия Карякина и ФСБ Корниенко. Оба сейчас уже на пенсии. Он отказался от этих ложных показаний. Но судья не придал этому значения и положил их в приговор, — рассказал Валерий Поваров.
Свидетелей защиты допрашивать и вовсе не стали. Любопытно, что сам Валерий Заводов сообщил суду, что в 2004 году не знал Поварова и тем более не пил с ним, как было указано в обвинении. Вообще, оказалось, что Поваров в принципе непьющий. А пострадавший Александр Касьянов и вовсе заявил на процессе, что не верит в его виновность.
— Судья ему [Касьянову] говорит: «Почему?» Он отвечает: «Потому что он порядочный человек, с ним безопасно и надежно». Даже Касьянов, пострадавший, встал и сказал: «Да это не он!» — вспоминает Валерий Поваров.
Также его обвинили и осудили за попытку рейдерского захвата Шарташского рынка десять лет назад (эти дела объединили с покушением в одно) и добавили срок.
— В 2015 году на меня возбуждают 159 УК РФ (мошенничество) за Шарташский рынок на одних показаниях Булакова. Он столько лет молчал, а тут вдруг заявил, что захватывал рынок в моих интересах. По «Шарташу» вызвали всех свидетелей и собственников — и все сказали, что не было там ни «Гюрзы», ни Поварова! Никто не видел и не слышал про меня. Только Александр Булаков. То есть он десять лет ничего не говорил про мое участие (попытка рейдерского захвата была в 2006 году), а тут вдруг «вспомнил». Что за бред? — возмущается свидетель.
В распоряжении редакции E1.RU появилось видео из ИК-2 от 2013 года. Посмотрите, как задержанный Михаил Клок рассказывает Владимиру Молодцову, что Валерий Поваров «чистый» и не участвовал с ними в разбоях. Через некоторое время он будет говорить совсем другое.
3. Граната, у которой нет осколков
Больше всего вопросов вызывает история с покушением на Касьянова и якобы боевой гранатой РГД, взорванной у окна.
— В РГД три тысячи осколков! Ее якобы подвесили в 20 сантиметрах от окна — а после взрыва нет ни одной пробоины в пластике! Только одно стекло разбилось из двухстороннего пакета. Вы смеетесь? Какая граната? Какое покушение? В пластике ни одного повреждения. В деле ни одного осколка нет, экспертизу по фотографиям проводили. Ни одного вещественного доказательства. Замольскиса заставили сказать, что это граната. Сначала он писал, что это петарда мощная, типа фейерверка. Когда его уже сильно запытали, он пишет про гранату. Это [следователь] Кузьмина давала указания его пытать в ИК-2, его там вообще убивали. Потом он сломался, и дошло до РГД-5 в показаниях, — утверждает Валерий Поваров со ссылкой на материалы дела.
Его защита пригласила в суд эксперта, который учит других экспертов и выдает им лицензии. Но даже мнение такого авторитетного специалиста не повлияло на решение суда.
— Эксперт берет фотографии с места происшествия и спрашивает: «Где хоть одно повреждение? Почему стекло целое?» Говорит: «Если бы там висела граната, то там бы не то что стекла [разлетелись], а проем окна бы увеличился». Я предложил провести следственный эксперимент за свой счет (взорвать гранату на полигоне у стеклопакета). Отказали. Судья Зырянов говорит эксперту: «Хорошо, мы учтем ваше мнение» и пишет потом в приговоре свое, — вспоминает Валерий.
«Угрожали убить детей»
В итоге Поварова приговорили суммарно к 13 годам колонии. Также мужчина потерял весь свой бизнес и немалую часть имущества.
— В июне 2013 года после первого ареста ко мне в ИВС приезжали Константин Строганов и Владимир Молодцов. Они говорили мне, что я должен подписать и переписать, — вспоминает Валерий Поваров — Потом ко мне пришел Головко и сказал: «Если ты не отдашь, что у тебя просят, то ты завтра уедешь на «двойку» и подпишешь всё, что тебе скажут». В этот же день я переписал на жену и сына всё, что успел из имущества. Обо всём этом в деле есть мои жалобы. Как бывший сотрудник правоохранительных органов, я не мог по закону содержаться в ИК-2 — это колония общего режима, меня должны были держать на ИК-13 или в СИЗО.
Несмотря на это, несколько недель Поваров провел на «двойке» и за это время лишился и здоровья, и финансовых активов.
— в ИК-2 они уже жестко пытали меня и вымогали мои предприятия и кредиторские задолженности. Я был основным кредитором Ирбитского стекольного завода. Там была очень большая сумма. Принуждали переписать машины на них. Парковочный бизнес у меня полностью забрали. Приехал человек и сказал: «Сейчас это всё принадлежит Булакову с Горбуновым».
Также наш собеседник рассказал, что от него требовали обвинить в «крышевании» высокопоставленных начальников ФСБ и МВД. Но этот план не удался.
— Им нужно было, чтобы я подписал протоколы, где написана клевета на различных высокопоставленных силовиков. Якобы я им деньги заносил, а они меня за это «крышевали». Хотели их под себя подмять. Мне угрожали расправой с детьми. В ИК-2 мне показывали видео с телефона, как мой сын выходит из дома, и говорили: «Видишь? В любой момент голову разобьем». Это угрожал Дмитрий Головко, — сообщил Валерий Поваров. — Он конкретно обещал изнасиловать мою жену и мою малолетнюю внучку (ей тогда было 9–10 лет), если я не подпишу то, что нужно, и не отдам то, что они хотят.
Валерий рассказал, что все его жалобы на сотрудников Следственного комитета попадали в производство им же.
— Мои жалобы оказывались у тех следователей, которые и вели мое сфабрикованное дело: у Шишкина и Кондина. — утверждает пострадавший.
Кто за этим стоит?
Вот какие имена назвали в качестве причастных к пыткам и фабрикации дел Валерий Поваров и некоторые другие свидетели.
ОБОП: опер Александр Сыров (на пенсии), Дмитрий Головко (перевелся в Москву), Владимир Молодцов (сейчас начальник уголовного розыска области), экс-начальник Константин Строганов (перевелся в Москву), Дмитрий Карякин (на пенсии).
— Строганов за время нахождения здесь сделал головокружительную карьеру бизнесмена и стал одним из богатейших людей Екатеринбурга. У него доход составлял не менее 10 млн рублей в месяц за счет крышевания объектов и за счет Александра Горбунова. У них была целая коррупционная команда. Головко мне говорил, что он от Строганова. Мне прямо говорили: «Езжай решай по своему уголовному делу со Строгановым, он может прекратить», — говорит Валерий Поваров.
Следователи ГСУ: Ирина Кузьмина, Дмитрий Чеглаков.
— После моего дела с Кузьминой рассчитались, и она ушла на пенсию. Все темные дела и все пытки с двойкой вела она. Головко со Строгановым писали рапорта о том, что подо мной находились все структуры: ФСБ, ГУ МВД, УМВД, таможня, приставы, — утверждает Валерий Поваров.
Следственный комитет: Алексей Колбасин, следователи Алексей Кондин и Аркадий Шишкин.
— Алексей Колбасин — это друг Александра Горбунова. Все на «двойке» говорили про Колбасина. Что «Колбасин всех заколбасит», — вспоминает свидетель.
ФСБ: опер Корниенко (на пенсии).
— Он на меня показания с других осужденных выбивал, — утверждает наш собеседник.
Также, по его словам, в коррупционной связи были замечены сотрудники прокуратуры, утверждавшие обвинительное заключение по сфабрикованному делу и поддерживающие материал в суде.
Сейчас Валерия Поварова обещают убить, если он не прекратит свои разоблачения. Угрозы передают не напрямую, а через знакомых знакомых. Он обратился в СК с просьбой обеспечить ему безопасность по государственной программе защиты свидетелей. Его обращение переправили в Москву, и на этом всё закончилось. Спустя несколько месяцев защиту он так и не получил.

Вот такой ответ от СК получил Валерий Поваров, обратившись за защитой
— В этом деле замешаны очень большие деньги, поэтому им проще меня убить. Дела на них не возбуждают, хотя доказательная база собрана уже огромная. На каждое слово у меня есть подтверждение в виде документов, свидетелей или записей с камер. Все эти годы я скрупулезно по крупицам собирал информацию о том, кто стоит за этим и другими преступлениями. Теперь хочу предать огласке этот беспредел, раскрыть эти имена, пока со мной не произошел какой-то несчастный случай, — сообщил наш собеседник.
Ранее мы писали, как по делу об убийстве бизнесмена «всплыли» замы начальника СК. Свидетель на очной ставке сообщил, что они помогали ОПГ уйти от ответственности.
Масштаб «уральского спрута» поражает. Основные подозреваемые сейчас находятся в Москве и занимают высокие должности. 


Автор: Александра Андреева

Ее конек схемы в бизнесе, банковской и финансовой сфере.

Еще интересно

Стал известен процент жителей ДНР и ЛНР, желающих стать россиянами

Владимир Носов

Фонд дочери Путина освоит 28 млн рублей на контракте с «Роснефтью»

Владимир Носов

Угольная революция

Оставить комментарий