«Драгмагазином в Даркнете заведовали борцы с наркотиками»

Закрученная история в стиле боевика «Скольжение» про беспредел наркополицейских из Саратовской области стала известна Rucriminal.info и ВЧК-ОГПУ.

Часть 1

В провинциальном городе Балаково со дня на день будет вынесен приговор паре молодых людей — Максиму и Елизавете. Парень занимается музыкой и до задержания трудился автоинструктором. Девушка учитель начальных классов.

Объективно, они не безгрешны — незадолго до падения «Гидры» (некогда крупнейшая площадка в Даркнете, где торгуют запрещёнными товарами) ребята, по их признанию, имели отношение к наркотрафику. С июля по декабрь прошлого года они договорились в Сети с анонимом забирать закладки с наркотиками, расфасовывать вещества и оставлять их для закладчиков. То, что они вовремя  завязали с грязным делом, подтверждают скриншотами со своего аккаунта и перепиской с работодателем.

27 января, день перед задержанием Максим с девушкой провели активно. Были в больнице, закупились продуктами, посетили собачий приют, а вечером поехали в бар. Домой поехали ночью, и когда Максим вышел из такси, к нему подошёл неизвестный. Мужчина бросил дежурное «дай закурить» и брызнул из газового болона ему в лицо. Далее, по словам парня, его били, лазили по карманам, и отвезли в отдел ОКОН. В кабинете, куда его завели, находилось пять человек сотрудников во главе с заместителем начальника Дмитрием Климовым. Он назвал Максиму магазин, с которым тот сотрудничал, а его коллеги (Улитин, Бастанов) по классике под крики сожительницы, доносящиеся из соседнего кабинета, выдвинули ультиматум: чистосердечное или специфические методы допроса даме, а ему «петушиная хата» в СИЗО. Когда задержанный пытался сказать, что больше не занимается наркотиками, ему ответили, что придётся ответить за старые дела. Под утро были приглашены понятые с района, ранее судимые по наркотическим статьям, ныне запойные алкоголики. Нетрудно догадаться, что сотрудники извлекли из кармана 7 свёртков в чёрной изоленте, начинённых синтетикой. У барышни нашли при себе 5  свёртков с гашишем. С такими гостинцами, по версии следствия, пара каталась весь день по городу, и под утро вернулась домой. К слову, медицинское освидетельствование задержанным даже не проводилось, сотрудники наверняка знали, что анализы будут чистыми.

Как рассказали собеседники Rucriminal.info, обследование жилища (именно обследование, не обыск) проводили те же лица. В квартире при входе в  выдвижном ящике были найдены 2 катушки изоленты и 5 свёртков с «солью». Максим настаивает, что они не могли контролировать перемещения полицейских по дому, а ключи от квартиры были в руках у ОКОНщиков с момента досмотра. Вся процедура продлилась 45 минут, за это время была обследована «трёшка».

До вечера следующего дня Максима  выводили несколько раз на разговор. Беседы с операми сводились к тому, что кому-то из пары «надо загрузиться», чтобы он подумал о девушке, родственниках. И в итоге, он признался. Следователь попросил у суда домашний арест для обоих задержанных — это связано с логистикой, СИЗО находится в другом городе и доставка подследственных усложнила бы работу сотрудникам.

В родных стенах Максим связался с сотрудником УСБ. И с этого момента тривиальный по нынешним меркам сюжет превратился в настоящий детектив.

Часть 2

Если бы не эта и следующая часть собственного расследования, то Rucriminal.info и ВЧК-ОГПУ не обратил бы внимания на дело Максима.

Сотрудник УСБ МВД по Саратовской области капитан полиции Геннадий Клемешин выслушал обвиняемого и сообщил, что это не первый сигнал из Балаковского отдела по контролю за оборотом наркотиков. По его словам, он заручился поддержкой начальства на проведение ОРМ, и его агент из ОКОН подтвердил ему, что наркотики молодым людям подкинули.

Вместе с тем он предложил поучаствовать в оперативных мероприятиях, мол, оперативники коррумпированы и обязательно появятся в жизни Максима с предложением. На этот случай «особист» оставил подопечному портативный диктофон в виде флешки. Сотрудник заверил, что если получится поймать наркополицейских на взятке, то получится раскрутить их и на подброс. А пока у Максима только слова и любое заявление будет выглядеть, как попытка отмазаться. С этого момента контролировал все действия и продумывал диалоги Клемешин.

Через две недели к Максиму действительно пришёл посредник — человек с репутацией в городе «ровно между ментами и бандитами» Аркадий. Гость несколько раз наносил визиты, рассказывал подробности дела, мол, он в курсе беды и хочет помочь. По его словам, оперативники Бастанов и Метельников его друзья. Потом и сами сотрудники наведывались в гости. В конце концов, весной в одну из ночей Максиму позвонил Аркадий и сказал, что будет говорить с его отцом. Была назначена встреча, на которую родитель взял ту самую «флешку». Отца Максима в машине ждали Аркадий и Бастанов. Они долго катали его по городу и «зарядили» 2,5 миллиона рублей за снижение срока на 2 года.

Сотрудник УСБ рекомендовал сбить цену, а когда сумма упала до 1,8 миллиона, обещал… перевести деньги в назначенную дату. Но в день Икс ни одна сторона не вышла на связь с отцом Максима.

9 апреля вышел на связь Клемешин и сообщил, что благодаря местным ребятам из ОСБ и ФСБ ему удалось устроить раскол в отделе наркоконтроля. По его словам, оперативник Улитин имел зуб на коллег, так как ему приходилось делать «грязную работу», а из коррупционного общака с ним не делились. «Особист» забрал у подопечного флешку и отправился с ней  на встречу с дрогнувшим опером. С его слов, собеседник просил иммунитет в обмен на признание, и сдал сослуживцев с потрохами под запись. Аудиенция проходила в тот же день в 22.00. Улитин рассказал Клемешину про эпизод с Максимом, назвав автором идеи начальника Климова, исполнителем опера Метельникова, а на бумаге оформлял операцию наблюдение Пронин. Более того, по оперативным данным, магазином в Даркнете могли заведовать никто иные, как борцы с наркотиками.

Все переписки об этом, личные беседы с усбшником записаны и сохранены Максимом.

Могло показаться, что дело в шляпе, но после того, как Клемешин отрапортовал о победе, все пошло не по плану. Через некоторое время сотрудник УСБ написал Максиму, что на ключевую аудиозапись наложен гриф секретности. И пропал. А полицейские из ОКОН, как десять негритят, один за другим покинули свой отдел. Улитин написал рапорт и перевёлся в дежурную часть соседнего села. Сотрудник Пронь был пойман пьяным за рулем. Ближе к лету Бастанов уволился из ОВД. А Метельников был разжалован в участковые.

 

 

Часть 3

В мае и июне Максимом были поданы  первые заявления в УСБ и СК.

За это время обвиняемый изменил свои показания. Девушка пыталась покончить с собой и её положили в психушку. Помимо первого дела, ей инкриминируют ещё два эпизода — в её телефоне были найдены фотографии с координатами, где были обнаружены «закладки». Она категорически отрицает какое-либо отношение к этим делам. И, если разобраться, то дополнительные обвинения выглядят, как закрепление реализации, причём, собранное на скорую руку.

В материалах дела не были указаны адреса и телефоны понятых.  Один из них — Дмитрий Нуриев зарабатывает на хлеб ведением корпоративов и праздников. Второй — Александр Стеньшин трудится инспектором ГИМС и подрабатывает диджеем на мероприятиях. Закладки, которые повесили на девушку, были выкопаны в субботу, 5 февраля. Логично, что коллеги-понятые могли работать в этот день недели. И предположение подтвердилось. Днём ранее день рождения отмечала жена Нуриева и компания арендовала дом в селе, далеко от координат с наркотой. Один из гостей подтвердил, что 5 февраля оба понятых были с ним на даче и никуда не выезжали. Судя по присланным им фотографиям, с ними в компании гулял и уже известный нам оперативник по фамилии Пронь.

Сейчас подходит к завершению процесс. Понятые, со слов, уехали, находятся в других регионах и суд решил их не допрашивать. Правда, под предлогом заказа для ведущего представителю Максима удалось встретиться с ним в родном городе. 

Другие понятые, присутствовавшие якобы при изъятии наркотиков у парня, в суде дали неожиданные показания. Один из них откровенно сказал, что его заставили поучаствовать в следственных действиях. Мужчина на тот момент был в запое, и ему сказали, что либо его «упакуют» на сутки административного ареста, либо он будет понятым. В отделе он даже не посмотрел на документы и вслепую их подписал.  Также, в суде они подтвердили, что один из них знаком с оперативником Бастановым, так как последний, будучи ещё сотрудником ППСП и задерживал его раньше.

После этого Максима вызвали в Следственный комитет, где он рассказал свою историю и передал все материалы. Там заверили, что уже на связи с Клемешиным, и обмениваются информацией, однако, хода делу пока никто не даёт.

Продолжение следует

Алексей Ермаков

Источник: РУ-Криминал


Автор: Александра Андреева

Ее конек схемы в бизнесе, банковской и финансовой сфере.

Еще интересно

«Единая Россия» приостановит членство задержанного за взятку мэра Краснодара

Владимир Носов

Что изменится в жизни россиян в ноябре?

Владимир Носов

44 млн из бюджета – на поднятие рейтинга губернатора Дубровского

Владимир Носов

Оставить комментарий