Уроки для министра

В конце июля 2022 года следователь 12-го отдела ГСУ ГУ МВД по Москве Федоров Е. А. возбудил дело по статье 306 УК РФ (ложный донос) в отношении трёх участников команды Омбудсмена полиции Владимира Воронцова — Андиной, Моисеева, Федорова. Все их отправили под стражу. Ранее они создали фильм "Спасти Омбудсмена полиции", о том, как было сфабриковано дело в отношении Владимира Воронцова. В частности, потерепевшей согласилась стать,  засланная друзьями Воронцова, Светлана (настоящее имя Ирина Андина). Она сделала вид, что готова сотрудничать с УСБ МВД РФ. Ей в обмен на восстановление на работе в полиции предложили дать ложные показания, что Воронцова, будто он вымогал у нее деньги. В суде над Воронцовым этот эпизод, как и множество других, развалились. А в отместку Андину, Моисеева и Федорова.

 

Евгений Моисеев

 

Участник проекта Омбудсмен полиции Евгений Моисеев подготовил третье Обращения всем, кто поддерживает команду Омбудсмена полиции, преследуемую  за правду. На этот раз оно обращено не только читателя, но главе МВД Колоольеву.  Обращение было передано Rucriminal.info и телеграм-каналу ВЧК-ОГПУ, которое мы публикуем:

 

Министру внутренних дел РФ

генералу полиции

Колокольцеву В.А.

 

Явка с повинной

/в порядке ст.142 УПК РФ/

 

Я, Моисеев Евгений Викторович…находясь в здравом уме и твердой памяти, хочу чистосердечно признаться в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 306 УК РФ, то есть в совершении заведомо ложного доноса, соединенного с искусственным созданием доказательств обвинения.

Преступление совершено в составе группы лиц по предварительному сговору, а, может, даже и организованной группой, при следующих обстоятельствах.

Октябрьский РОВД г. Пензы в самом начале 2000-х годов состоял из двух отделов. Я проходил службу непосредственно в 1-м отделе, который обслуживал 4 сектора, находящиеся в мкрн. Арбеково (г. Пенза)

И вот, в один из промозглых зимних дней 2003 года произошло это чудовищное преступление.

         Участковые и опера уголовного розыска 3-х секторов просто сбились с ног, исполняя различные материалы и раскрывая преступления, которые в то время сыпались просто валом. А оперативник Денис с 4-го сектора просто смотрел на нас и частенько, покачиваясь на стуле, курил. Да всё потому, что вот уже 2-3 месяца на его секторе не было ни одного преступления или даже небольшого происшествия. То есть он просто смотрел, как мы пашем день и ночь, а сам наслаждался бездельем.

         И тут в нашем коллективе зародился очень слой умысел, направленный на дезорганизацию нормальной деятельности органов правопорядка от выполнения текущих задач, путём совершения заведомо ложного доноса о совершённом преступлении, соединенного с искусственным создание доказательств обвинения.

Если говорить простым языком, то мы решили создать для Дениски «левый» материал, чтобы хоть чем-то его занять, а то он забудет от безделья, как раскрывать преступления. Прошу отметить, что действовали мы из благих намерений, что несомненно должно быть учтено в качестве смягчающего обстоятельства.

Итак, мы придумали данные вымышленного человека – женщины. От ее имени мы составили заявление о том, что в отношении нее на секторе Дениса было совершено вооруженное нападение неизвестным лицом, которое под угрозой ножа завладел ее сумочкой с крупной суммой денег.  Также от ее имени мы составили подробные показания, изложив всё в деталях. От имени одного из следователей мы изготовили фальшивый протокол осмотра места происшествия, которым изъяли какие-то вещественные доказательства. Благо, что РОВД у нас был тогда большой, следователи сидели в другом отделе, и шанс, что Денис поедет этому следователю выяснять, как тот составлял протокол осмотра – был мизерным.

Договорившись с начальником дежурной смены, мы поставили на заявлении штамп о регистрации в КУСП. Номер естественно придумали сами. Начальника отдела – Сергея Васильевича, — тоже не пришлось уговаривать долго, чтобы он поставил резолюцию на этом материале.

И вот наследующее утро дежурный отдает Дениске материал по разбою на исполнение.

Словно ужаленный тысячью шершней Денис начинает в панике бегать по отделу: всё-таки вооруженный разбой – висяк вешать нельзя – снимут 3 шкуры.

Не подвел и Сергей Васильевич, сказав на утренней планерке Денису, чтобы тот бросил все силы на раскрытие этого дерзкого преступления, и поставил ему срок в 10 дней.

Бедный Денис не находил себе места. Вечерами он прочесывал сектор, отрабатывая свидетелей и очевидцев в надежде выяснить более точные приметы разбойника. Он прошел все притоны и злачные места на своём секторе, серьезно напряг авторитетов преступного мира и просто ранее судимых. Всё было безуспешно. Зато сектор его стал спокойней, чем прежде. Даже «кухонные боксёры» перестали по вечерам в пьяном виде кошмарить своих жён. То есть профилактика была проведена конкретная

И вот настал 10-й день. На утренней планерке Сергей Васильевич начал с Дениса, спрашивая об успехах раскрытия разбоя.

Сидя в первом ряду Денис жалостливым голосом выдал: «Василич, я даже потерпевшую еще не смог найти, не то, что преступника, но я обязательно раскрою всё, обещаю».

Дикое ржание донеслось задних рядов, которое охватило всех остальных. Начальник отдела, стоя перед всеми и глядя на Дениса, тоже уже не мог сдерживать смех. Ржали просто все. Все, кроме Дениса, который с побагровевшим лицом кричал: «Козлы! Вы все козлы».

К чему я это всё? Как образованный человек, доктор юридических наук, Вы, Владимир Александрович, прекрасно можете отличить искусственное создание доказательств обвинения, что и имело место в описанном случае, и естественная дача ложных показаний. То есть, как было описано выше – это искусственное создание доказательств, а когда заявитель после подачи заведомо ложного доноса естественным способом даёт заведомо ложные показания – это совокупность преступлений ст.ст. 306 и 307 УК РФ, а не ч.3 ст.306 УК РФ, что нам пытаются навялить Ваши подчиненные. И это не только моя версия, это правовая позиция Верховного суда России, изложенная в соответствующих постановлениях Пленума и Президиума ВС РФ, которые надо знать близко к тексту.

А поскольку от имени Ирины Андиной было подано заявление о совершении преступления средней тяжести (ч.1 ст.163 УК РФ), то ее действия можно квалифицировать лишь по ч.1 ст. 306 УК РФ и по ч.1 ст.307 УК РФ. Только вот на момент возбуждения дела в отношении нас троих уголовного дела срок давности уже вышел, и постановление о возбуждении вынесено явно незаконно.

И это всё Верховный Суд разжевал не только для докторов юридических наук, но и для «санитаров» и даже «пациентов» юридических наук.

Но у нас — другой случай – мы, видите ли, унизили полковников и генералов МВД, показав всем их безграмотность, тупость, напыщенность и жажду посадить любого невиновного ради карьерного роста.

Несмотря на то, что сажать нужно их, в изолятор бросили нас, показывая обществу, что будет с любым, кто захочет добиться правды и справедливости в нашей правоохранительной системе.

Всё это, Владимир Александрович, вызывает у меня чувство стыда за то, что Вы — мой земляк – руководите этой бездумной машиной по сведению счетов с теми, кто вам просто не понравился.

Это позор!

И несмотря на то, что все всё понимают, и Вы в том числе, «ручные» московские судьи будут продлевать нам срок содержание под стражей до морковкиного заговенья, раболепно выполняя очевидно преступные указания этих Криволингусов.

Люди, способные изменить это, посадив за решетку настоящих преступников, конечно же есть. И они даже сейчас читают эти строки. Но никто ничего не будет делать. Никто из них не будет нам помогать. Все будут смотреть на то, как система расправляется с теми, кто не может пройти мимо несправедливости и беззакония. Вот собственно и всё, что нужно знать о правоохранительной системе нашей страны, которую мы втроем, как утверждают Ваши подчиненные, дезорганизовали.

Такими темпами за решётку будут сажать тех, кто решил спасти застрявшего на дереве котёнка.  

А те, кто в силах это изменить, так и будут молча наблюдать за этим беспределом.

Почему так происходит – я не знаю. И если мне удастся найти ответ на этот вопрос – это будет огромная победа над всей этой позорной системой. Пусть даже мне придется посидеть здесь долго, я всё равно докопаюсь до истины, чего бы мне это не стоило.

Потому что у меня просто нет другого выбора.

Только уж, Владимир Александрович, пока не выпускайте меня из СИЗО еще несколько месяцев, а то не так интересно будет».

Это обращение написано Евгением до событий с Крымским мостом 8 октября 2022 года. После этого Евгений просил дополнить его обращение следующим «К сожалению, произошло то, что вероятнее всего и должно было произойти. И здесь в первую очередь, провал по оперативной работе. Именно оперативники «проспали» всё это, что происходило прямо под носом. Но, как всегда у нас происходит: накажут ГАИшников, которые не так тщательно досматривали грузовик, и участкового, который недостаточно проводил воспитательно-профилактическую работу на своем участке, где живет водитель грузовика.

 

Василий Федоров и Ирина Андина.

 

В общем накажут невиновных, наградят непричастных.

Наше дело яркий тому пример. Нет бы направить наши знания, навыки и умения на благо общества и государства, как это делают крупные цифровые компании кибербезопасности, они просто кинули нас на нары, сделав всем только хуже».

 

Тимофей Гришин

Источник: РУ-Криминал


Автор: Александр Крючков

Мастер пера, обрабатывает новостную ленту.

Еще интересно

Миллиардеров Магомедовых приговорили к 19 и 18 годам колонии строгого режима

Владимир Носов

Офицер ФСБ признался в краже биткоинов у хакера на 187 миллионов рублей

Владимир Носов

В ЕСПЧ подана первая в России жалоба на бездействие МВД

Владимир Носов

Оставить комментарий