Евгений Гинер выступил в суде по делу об убийстве своего друга Шабтая Калмановича

Шабтай Калманович

Как стало известно “Ъ”, во вторник на заседании Мосгорсуда по уголовному делу об убийстве известного бизнесмена и спортивного функционера Шабтая Калмановича в качестве свидетеля был допрошен его друг — президент московского футбольного клуба ЦСКА Евгений Гинер. Он пояснил, что вплоть до гибели господина Калмановича в ноябре 2009 года виделся с ним еженедельно, но не замечал тревоги или подавленности в настроении приятеля.

В том же заседании участники процесса выяснили, что один из подсудимых, Батыр Тумгоев, вплоть до своего задержания пользовался двумя действующими паспортами: попеременно используя оба документа, он покупал автомобили, авиабилеты, выезжал за границу и даже вступил в стрелковый клуб.

Слева: Роман Абрамович и Евгений Гинер

Вызванный в суд гособвинителем Марией Семененко Евгений Гинер рассказал, что познакомился с Шабтаем Калмановичем в 90-х годах, оба они тогда «занимались спортивными клубами», на этой почве «подружились и общались много лет». По словам свидетеля, в последние перед убийством господина Калмановича годы они обязательно встречались каждую неделю — чаще просто приезжали в офисы друг к другу, чтобы «попить чайку и потрещать», а иногда обедали вместе в ресторанах. Говорили в основном о спорте и семейных делах. Господин Калманович, как сообщил Евгений Гинер, рассказывал ему о своих спорах с бывшей, второй по счету женой и о том, что купил квартиру в доме на Новом Арбате для третьей жены Анны. При этом в бизнес друг друга приятели, по словам свидетеля, старались не лезть.

«Я знаю, что Шабтай был связан с поставками каких-то медпрепаратов из Израиля, участвовал в управлении Тишинским рынком, но не более того…» — пояснил Евгений Гинер.

По его словам, об убийстве Шабтая Калмановича, как и все остальные, он узнал из сообщений СМИ.

Отвечая на вопрос гособвинителя о возможных причинах преступления, господин Гинер сказал, что никаких предположений выдвинуть не может. По его мнению, покушение стало полной неожиданностью и для самого погибшего. «Во всяком случае, я не видел у Шабтая ни малейших признаков подавленности или тревоги,— отметил свидетель.— Он сам жил по принципу «у меня все хорошо», и вокруг него всегда были десятки счастливых, улыбающихся людей».

Свидетелю, как оказалось, запомнилась рассказанная его другом незадолго до гибели байка. «Ты знаешь, какой самый лучший хлеб?» — спросил его Шабтай Калманович. И тут же сам ответил: «Маца! Ее под дверь тюремной камеры удобно подсовывать».

Евгений Гинер заявил, что лишь однажды разговор у них зашел об организации охраны для Шабтая Калмановича.

Насторожившийся тогда президент ЦСКА и одновременно владелец крупного ЧОПа поинтересовался, не угрожает ли кто-то его приятелю. Однако тот в свойственной ему манере отшутился, и больше друзья к этой теме не возвращались. «Во всяком случае, услугами моих охранников Шабтай так и не воспользовался»,— пояснил суду свидетель.

Батыр Тумгоев

Другой темой обсуждения в судебном процессе стали установочные данные одного из подсудимых — Батыра Тумгоева. Как оказалось, вплоть до своего задержания летом 2019 года 43-летний подсудимый пользовался двумя паспортами, выписанными ему в родной Ингушетии и в соседней Чечне. Оба документа фигурант несколько раз менял в связи с утратой и «приходом в негодность», став в итоге одновременно Тумгоевым Батыром Усмановичем и Аушевым Рустамом Османовичем. В качестве дополнительной он взял девичью фамилию своей матери.

Попеременно в двух своих «обличьях» обвиняемый Тумгоев-Аушев, как пояснила присяжным заседателям гособвинитель Мария Семененко, жил около полутора десятков лет.

Все это время он постоянно летал из Москвы в Ингушетию, Чечню, Северную Осетию, Ставропольский край, регистрировал на свое имя автомобили BMW M5, Mercedes G-500, Porshe Cayenne. Под обеими своими фамилиями обвиняемый регистрировался в квартирах Москвы и Назрани и даже получил заграничный паспорт, посетив с ним Германию, Италию и Объединенные Арабские Эмираты. Наконец, дважды зарегистрированный гражданин России оформил разрешение на хранение оружия для самообороны, приобрел три карабина «Сайга» разных моделей и даже вступил в московский стрелковый клуб «Хантер».

Один из адвокатов подсудимых, Мурад Мусаев, тут же пояснил присяжным, что подделка документов Батыру Тумгоеву не вменяется в вину, а к убийству Шабтая Калмановича, которое обсуждается в суде, его паспорта вообще не имеют отношения.

«Да, покупал и BMW, и Mercedes, но «Лады-Приоры», из которой стреляли в Шабтая Калмановича, среди его покупок не было,— отметил адвокат.— А если человек три раза в жизни сходил в тир, это еще не значит, что он научился стрелять».

Напомним, Шабтая Калмановича убили в ноябре 2009 года. Убийца расстрелял предпринимателя из так и не найденного оружия, причем все 24 пули попали в жертву, а две из них, прошедшие навылет, тяжело ранили еще и водителя господина Калмановича Петра Туманова. Спустя десять лет после убийства в этом преступлении обвинили трех уроженцев Ингушетии, предположительно состоящих в религиозном объединении последователей шейха Батала-хаджи Белхороева.

Подозреваемый в убийстве бизнесмена Шабтая Калмановича Али Белхороев

По версии СКР, Джабраил Костоев стрелял в жертву из изготовленного в Армении пистолета-пулемета К6-92, Али Белхороев подвозил киллера на серебристой «Ладе-Приоре», а Батыр Тумгоев следил за объектом и осуществлял оперативное прикрытие акции. Всем им были предъявлены обвинения в убийстве и попытке убийства по найму (ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *