«Правая рука» главного киллера России предал «семью» и рассказал о самых громких убийствах

Генпрокуратура России утвердила обвинительное заключение по второму уголовному делу Артура Джиоева — правой руки главного киллера страны Аслана Гагиева, известного как Джако: его будут судить за 17 убийств.

Джиоев, получивший прозвище «Сынок» от самого Джако, уже отбывает 17-летний срок по первому делу. Ему не дали пожизненное лишь благодаря сделке со следствием, — полученная от него информация о преступной деятельности банды Гагиева оказалась очень полезной для расследования. Кем был «Сынок» и как он сдал «семью»?
Артур Джиоев долгое время незаслуженно находился в тени своего покровителя Аслана Гагиева, но именно он оставил яркий след в криминальных хрониках страны. Джако и 12 участников его организованного преступного сообщества (ОПС) сейчас судят в Южном окружном военном суде, дислоцированном в Ростове-на-Дону. 24 члена ОПС уже приговорены к длительным срокам вплоть до пожизненного. Еще семеро их сообщников находятся в международном розыске. Джиоев, впрочем, выделяется из этой массы.
Молодой и дерзкий
Артур родился в поселке Квайса в Южной Осетии, оттуда перебрался во Владикавказ, где в одном баре судьба свела его с Гагиевым. Тот обратил внимание на спортивного 18-летнего парня, выделявшегося среди прочей публики дерзким поведением. Такие кадры были нужны Джако, ведь у него были планы завоевать всю Северную Осетию. Джиоев примкнул к его банде в 2001 году. В то время ОПС Гагиева еще только зарождалось, его подопечные занимались мелким криминалом, постепенно расширяя свое влияние в преступном мире.

Артур Джиоев
Прежде чем заслужить кличку «Сынок» от самого главаря, Джиоев поначалу благодаря спортивной комплекции звался Фигура. Джако лично воспитывал дерзкого Артура, учил его стрелять и занимался с ним боевыми искусствами. Постепенно авторитет Сынка в банде рос, новых членов приучали, что именно Джиоев — правая рука Джако и все должны беспрекословно выполнять его указания, а тех, кто ослушается, ждет наказание.
Привязанность проявлялась у Гагиева не только в отношении Сынка, ему нравилось воспринимать свою группировку как семью — по аналогии с итальянской мафией.
Она была построена по очень строгому иерархическому принципу: в банду входило не менее шести групп, каждая из которых насчитывала от 3 до 15 членов. Руководившие ими лидеры подчинялись непосредственно Гагиеву или Сынку. Джиоев считался в ОПС одним из самых жестких и бескомпромиссных — именно он отвечал за вооружение киллеров, координировал главарей банд, а также продумывал и организовывал заказы босса.
Оперативники уголовного розыска МВД по Республике Северная Осетия считают, что к началу 2005 года Гагиев возложил большую часть функций по управлению своей бандой на Сынка, превратив его в мозг всей преступной структуры, а сам стал держаться в тени. Джако доверял Сынку как самому себе.
Черный список Сынка
По версии следствия, именно Джиоев по личному указанию Гагиева с 2004 по 2014 год организовал десятки убийств во Владикавказе и его окрестностях, а также в Москве и области. Он причастен к расстрелу вице-премьера правительства Северной Осетии Казбека Пагиева, мэра Владикавказа Виталия Караева, заместителя прокурора Промышленного района города Олега Озиева, начальника управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП) МВД Северной Осетии Марка Мецаева и начальника отдела республиканского управления уголовного розыска Виталия Чельдиева.
С правоохранителями бандиты расправились по очевидным причинам: Мецаев занимался расследованием преступлений банды Гагиева — он поставил себе цель вывести бандитов. В 2008 году его машину расстреляли из автоматов. А Чельдиева устранили за то, что искал убийц Мецаева.
Помимо силовиков, Джиоев по указанию Джако истреблял конкурентов и участников банды: в 2007 году погиб преступный авторитет Артур Бекмурзов, в 2010 и 2012 годах — собиравшиеся уходить из банды Максим Николаев и Сергей Бегларян, в 2014 году — штатные киллеры ОПС Гиви Слонов и Тимур Езеев. Список жертв из числа бандитов также включает Лаши Авлохашвили, Дато Джавахишвили, Лео Алборова, Хоха Бибилова.
Одним из первых заказов, выполненных Сынком на заре карьеры у Джако, были убийства московских банкиров Дмитрия Плытника в 2004 году и Александра Слесарева в 2005 году. Оба были связаны с Содбизнесбанком. Росфинмониторинг заинтересовался кредитной организацией, которая не представляла обязательную информацию о проводимых операциях. Позже выяснилось, что Содбизнесбанк специализировался на отмывании криминальных капиталов. В результате Содбизнесбанк стал первым банком, чья лицензия была отозвана Центробанком в 2004 году на основании закона «О противодействии легализации и отмыванию доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Предполагается, что Слесарев и Плытник вывели около 450 миллионов долларов, что и стало мотивом для убийства. По одной версии, среди этих средств был бандитский общак; по другой — бандиты были в доле с банкирами при выводе денег и расправились с ними, чтобы просто спрятать концы в воду.
Дмитрия Плытника похитили и пытали около суток. Затем его тело поместили в бочку, зацементировали и сбросили в канал имени Москвы. Следующей целью стал Слесарев, вместе с ним погибли его семья и приближенные.

Аслан Гагиев
В 2005 году банкир отправился в паломничество по святым местам. Два автомобиля — черный внедорожник, в котором находились священник и охрана Слесарева, и серебристый Mercedes, где ехал сам Слесарев с женой, 15-летней дочерью и 7-летней племянницей, двигались по трассе в Старый Оскол, где расположен монастырь. Их обогнала машина Audi А8, откуда раздались автоматные очереди.
Вместе с банкиром киллеры убили его жену и тяжело ранили дочь, позже она скончалась по дороге в больницу. Ранения получила племянница Слесарева и еще три человека, ехавшие во второй машине.
Прибывшая на место следственно-оперативная группа обнаружила на обочине дороги обе машины с многочисленными пулевыми отверстиями. На земле валялись гильзы от пистолета Макарова и автомата Калашникова. Спустя несколько часов около Мещеринского шоссе нашелся сгоревший кузов Audi, в салоне было оружие, гильзы от которого эксперты нашли на месте расстрела Слесарева. Прочесывание с собаками ближайшей лесополосы не дало никаких результатов: преступников подобрала другая машина или же они изначально передвигались на двух автомобилях.
Убийство из уважения
А вот ликвидация следователя Московского межрегионального следственного управления на транспорте Следственного комитета РоссииАлександра Леонова была заказной. Его смерти пожелала бывшая свояченица Ольга Швецова, работавшая прокурором Иристонского района Владикавказа. Ее сестра была замужем за Леоновым, но после развода между ними возник конфликт на почве раздела имущества стоимостью 25 миллионов рублей.
В августе 2012 года Швецова прилетела в Москву для встречи с Джако в гостинице «Арт-отель». Она попросила его убить Леонова. Главарь банды принял просьбу прокурора, более того, взялся за исполнение заказа бесплатно — лишь из уважения к просительнице. Джако поручил это дело Сынку, который подошел к организации убийства следователя так же ответственно, как и к другим заданиям босса.
В материалах следствия детально описаны как минимум три дня, когда Джиоев и его подручные плотно следили за Леоновым в первых числах сентября, спустя несколько дней после разговора Джако с прокурором Швецовой. Так, 10 сентября автомобиль Honda Accord не менее шести раз появлялся по адресу возможного места жительства Леонова по улице Крылатские Холмы в Москве — из машины велось наружное наблюдение.
В команде Сынка были экс-сотрудник спецотряда быстрого реагирования «Булат», кавалер ордена Мужества полковник Евгений Яшкин и бывший сотрудник уголовного розыска Руслан Юртов. С такими опытными охотниками Леонов был обречен.

Александр Леонов
Сам Джиоев, вооруженный пистолетом «Байкал» калибра 9 миллиметров с прибором для бесшумной стрельбы, тоже вел слежку, перемещаясь на мотоцикле. У него на подхвате была еще одна группа на Volkswagen Golf. Они постоянно менялись, чтобы жертва их не заметила.
12 сентября 2012 года Леонов поехал домой в 21:00, следившие за ним сообщники дважды подтвердили Джиоеву по рации, что следователь движется в сторону Крылатских Холмов. Вместе с Леоновым в машине была его гражданская жена Татьяна Адамова, работавшая судьей в Савеловском районном суде Москвы. Когда их автомобиль подъехал к дому, к нему подошел Юртов и выстрелил несколько раз в Леонова, его спутницу не тронул. Выполнив заказ, киллер тут же скрылся.

Оглашение приговора Ольге Швецовой
Следователь скончался на месте до приезда скорой. Расследуя его убийство, сыщики досконально изучили его биографию. За 38 лет жизни он успел поработать мировым судьей, следователем в МВД, коллектором и консультантом в коллегии адвокатов «Аннэксус». На этом поприще Леонов участвовал в нескольких громких судебных процессах с певцом Филиппом Киркоровым и продюсером Бари Алибасовым. К моменту убийства Леонов работал следователем СКР всего два месяца.
В поисках зацепки следователи наведались и в архив Савеловского суда, проверили все дела, которые рассматривала Адамова. Но безрезультатно: убийство Леонова долгие годы оставалось нераскрытым, пока в 2018 году из Греции в Россию не экстрадировали Джиоева. Именно его показания помогли установить заказчика, организаторов и исполнителей убийства Леонова.
Ольгу Швецову задержали в конце 2019 года в аэропорту Беслана. Она собиралась лететь в Москву, а оттуда — в Германию, в ее загранпаспорте была проставлена виза. На суде ее защита апеллировала к тому, что она стала жертвой оговора Джиоева. Остальные свидетели, включая Джако, отрицали факт знакомства с Швецовой. Адвокаты неоднократно заявляли, что показания Сынка путаны и противоречивы, однако суд ему поверил и приговорил бывшую прокуроршу к 12 годам лишения свободы за убийство Леонова.
Плюсы сделки
Джиоева будут судить по второму делу в особом порядке — в таком случае суд вообще не исследует вопрос о невиновности подсудимого, а опирается только на его признание. При этом наказание не может превышать двух третей от максимально возможного срока по вменяемым ему статьям Уголовного кодекса. И, что самое главное для Джиоева в его положении, не может быть применено пожизненное лишение свободы. Хотя его обвиняют в совершении ряда тяжких и особо тяжких преступлений, среди которых руководство бандой, входящей в преступное сообщество, 17 убийств, покушения, похищение человека и посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов.
«Сынок» сейчас полностью осознает свою роль и свое положение: всерьез надеясь однажды выйти на свободу, он сдает всех
адвокат, представляющий пострадавшего от банды Джако
Джиоева осудили по первому делу на 17 лет, но этот срок исчисляется с 2015 года, когда его арестовали в Греции. Таким образом, от срока осталось 10 лет. На минимальное наказание «Сынок» рассчитывает и по второму делу.
Его сообщники получили на пару лет больше или меньше. В марте 2016-го штатный киллер ОПС Роберт Багаев был приговорен к 22 годам колонии строгого режима за 14 убийств. Он вступил в банду Джако в 2006 году, и у него, так же как у Сынка, была своя ячейка. За свои услуги Багаев ежемесячно получал тысячу долларов, иногда — премии.
Другой активный участник ОПС Александр Стайхевич в августе 2017 года получил 18 лет колонии строгого режима за соучастие в убийствах 15 человек, в том числе двоих банкиров. Он занимался организацией распорядка дня преступников, хранил оружие и боеприпасы в своем автомобиле, снабжал членов банды необходимой информацией о будущих жертвах и подвозил сообщников к месту преступления.
Адвокат предполагает, что наибольший интерес среди преступлений представляет дело Слесарева — Плытника. Причем следствию нужна информация о финансовых потоках и их распределении после убийства банкиров. Джиоев может им предоставить эти сведения, так что вполне вероятно, он будет «вспоминать» новые эпизоды постепенно — в обмен на поблажки. Показания Джиоева по делу о причастности Швецовой к убийству следователя Леонова уже показали, что верность «семье» он нарушил, и теперь имеющуюся информацию постарается использовать с выгодой для себя, сдавая бывших подельников и покровителя Джако.
Таким образом, в ближайшие годы стоит ожидать расследования новых громких преступлений бандитов Гагиева. Пока «Сынок» нужен правоохранителям — с ним ничего не случится; члены бывшей «семьи» до него не доберутся. Но сможет ли он оставаться нужным десятки лет?

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *