Обнальщик поставил на Петушки

Господин Мязин, содержащийся в колонии общего режима №2 Владимирской области, подал ходатайство в Петушинский городской суд, в котором попросил заменить ему неотбытую часть срока более мягким видом наказания. Заключенного поддержала администрация учреждения, сообщившая в характеристике, что претензий к сидельцу у нее нет и тот вправе рассчитывать на досрочное освобождение. Горсуд уже принял заявление Ивана Мязина, назначив его рассмотрение, но шансы бывшего банкира на успех все равно невелики.

Теневой владелец полутора десятков «рухнувших» в разное время банков Мязин, которого в МВД называли крупнейшим в стране специалистом по обналичке и выводу капиталов за рубеж, стал фигурантом уголовного дела в общем-то случайно.

Произошло это после того, как задержанный летом 2017 года и обвиненный в крупных хищениях председатель совета директоров Промсбербанка (ПСБ) Борис Фомин согласился на сотрудничество со следствием и сообщил, что аферы он совершал по распоряжению и в интересах главного бенифициара кредитного учреждения Мязина, не занимавшего в нем должностей.

Оказавшись в мае 2018 года под арестом по обвинению в хищении и растрате средств ПСБ (ч. 4 ст. 159 и ч. 4 ст. 160 УК РФ), Иван Мязин также «деятельно раскаялся», не только дав показания в рамках своего уголовного дела, но и сообщив о «других, неизвестных следствию преступлениях коррупционной направленности». В итоге оба банкира стали одновременно обвиняемыми по делу ПСБ и важными свидетелями по другим делам. Господин Фомин впоследствии был приговорен к шести годам общего режима, господину Мязину дали на два года больше, но оба остались в СИЗО подмосковного Можайска, где давали показания по другим преступлениям.

Один из крупнейших теневых финансистов Иван Мязин собрался на свободу
Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Осужденные могли претендовать на условно-досрочное освобождение после отбытия половины срока, а с учетом коэффициента, приравнивающего каждый день нахождения в СИЗО к полутора дням в колонии, получилось так, что свои «половинки» господа Фомин и Мязин встретили в Можайске. С ходатайствами об УДО оба обратились в местный суд, но там их не приняли, посчитав, что авторы заявлений ошиблись в расчетах. Следующие попытки господа Мязин и Фомин предприняли, оказавшись уже в колониях,— из ИК-2 (известна тем, что в ней содержится оппозиционер Алексей Навальный) и ИК-6 Тульской области соответственно.

Несмотря на блестящие характеристики, а за осужденного ходатайствовал даже следователь по его делу, Новомосковский горсуд отказал господину Фомину в УДО, дав при этом понять, что он пробыл в Тульской области менее года и за этот срок администрация ИК-6 не смогла составить объективное мнение о подопечном. Тем не менее было заявлено, что он лишь «начал вставать на путь исправления» и еще не достиг «того уровня, при котором отпадает необходимость в дальнейшем отбывании наказания».

Сообщник господина Фомина Мязин попросился на свободу, пробыв в колонии еще меньше, поэтому Петушинский горсуд, очевидно, тоже усомнится в искренности его раскаяния.

Стоит отметить, что в отличие от своих подельников третий экс-руководитель и основной акционер ПСБ Алексей Куликов вышел на свободу еще в феврале прошлого года. Он был задержан и арестован первым и первым же начал сотрудничать со следствием, рассказав о причастности к хищениям господина Фомина. Господин Куликов, признанный организатором преступления, получил самый большой срок — десять лет, но при этом Головинский райсуд выпустил его из СИЗО с первой попытки.

Дело в том, что показания Алексея Куликова оказались гораздо ценнее тех, которые смогли предоставить его подельники. Осужденный заявил на допросе, что владел не только ПСБ, но также Кредитимпэкс-банком, которому, по его данным, оказывал «общее покровительство» за взятки бывший замначальника управления «К» СЭБ ФСБ Дмитрий Фролов, дело которого сейчас рассматривает Московский гарнизонный военный суд.

Сергей Машкин

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You cannot copy content of this page