Мы не виноватые, она сама упала…

Решение о прекращении уголовного преследования сотрудников ОАО «РКК «Энергия»» — начальника 242-го отдела Станислава Балакина, заместителя начальника отделения по бортовым и наземным системам космических аппаратов и средств выведения Сергея Ломтева, заместителя руководителя научно-технического центра по системам средств выведения Александра Мартынова и инженера Юрия Большигина — вынес председатель Королевского районного суда Андрей Васильев.

О завершении разбирательства именно таким образом ходатайствовали сами подсудимые, требования которых поддержало гособвинение из Генпрокуратуры.

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

Многостраничное постановление о прекращении дела судья Васильев зачитывал почти весь рабочий день. Причем в ходе оглашения не обошлось без инцидента — секретарю судебного заседания, которой стало плохо, пришлось вызвать врача.

Уже поздно вечером фигуранты, находившиеся под подписками о невыезде и надлежащем поведении, были освобождены от уголовной ответственности, поскольку десятилетний срок давности по самой тяжкой в этом деле ч. 2 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия) истек еще 5 декабря 2020 года. Согласно ст. 78 УК, сроки давности исчисляются со дня совершения преступления.

По версии СКР, с которой согласился теперь уже бывший заместитель генпрокурора Виктор Гринь, утвердивший обвинение и направивший уголовное дело в Королевский горсуд, подсудимые, зная об использовании в «Протоне» нового разгонного блока 11С861-03, не обеспечили корректировку формулы расчета уровня заправки окислителя в документации системы контроля заправки. В результате 5 декабря 2010 года при заправке блока на стартовом комплексе космодрома Байконур была превышена на 1582 кг необходимая масса жидкого кислорода, что не позволило вывести на заданную орбиту три космических аппарата ГЛОНАСС-М.

Авария, по подсчетам следствия, причинила ущерб в размере 4,3 млрд руб.

Большинству фигурантов дела Следственный комитет России инкриминировал злоупотребление полномочиями, а Юрию Большигину умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, повлекшее тяжкие последствия (ч. 2 ст. 167 УК).

По некоторым данным, расследование затянулось на годы из-за сложности экспертиз, назначенных по делу. Судебное следствие, начавшееся только в 2017 году, также заняло продолжительный срок — вначале в деле сменился судья, и рассмотрение пришлось начинать заново, потом периодически болели участники процесса.

Очевидно, пытаясь уложиться в срок, суд, по данным адвокатов, по формальному предлогу арестовал фигурантов, которые с самого начала были на подписках, однако апелляционная инстанция вернула им свободу.

Подсудимые не признавали свою вину, а их защита, по данным самих адвокатов, в ходе процесса привела достаточно доказательств их непричастности к аварии. Некоторые из фигурантов говорили о том, что не согласятся на прекращение дела по не реабилитирующим их обстоятельствам, но в конце концов, видимо устав от десятилетнего преследования, передумали.

Прекращение уголовного преследования не означает, что бывшие обвиняемые избавились от судебных тяжб.

Иск Минобороны на 2,3 млрд руб. к подсудимым и РКК «Энергия» судья Васильев оставил без рассмотрения, но теперь военные могут обратиться с ним в суд в рамках гражданского судопроизводства. Для обеспечения исполнения решения по иску суд сохранил арест имущества бывших обвиняемых.

Николай Сергеев


Автор: Александр Крючков

Мастер пера, обрабатывает новостную ленту.

Еще интересно

Российских чиновников начнут массово увольнять, чтобы повысить зарплату оставшимся

Владимир Носов

Ношение смартфона в армии приравняют к дедовщине

В Питере нашлась штаб-квартира по распилу средств Газпрома

Владимир Носов

Оставить комментарий