«За правду», за Сталина, за шаурму

При этом участники акции сами признались корреспонденту “Ъ” Марии Литвиновой, что их «посадили бы за это, если бы Сталин сейчас был жив».

Точка общепита в московском районе Коптево, названная в честь Иосифа Сталина, привлекла внимание общественности в начале января: в меню присутствовала шаурма «Сталинская с двойным мясом» и «от Берии с соусом ткемали», а повар работал в форме НКВД. Отметим, владелец точки сообщил накануне о своих конфликтах с полицейскими, требовавшими демонтировать вывеску, и о давлении на арендодателя. Сейчас заведение закрыто. Среди прочих против открытия кафе с таким названием в соцсетях высказался Ян Рачинский из правозащитного центра «Мемориал» (организация внесена Минюстом в реестр «иностранных агентов»). «К сожалению, у нас до сих пор не дана юридическая оценка преступному режиму и не запрещено называть улицы и заведения именами убийц,— заявил господин Рачинский.— Каждый волен повесить в спальне портреты хоть Сталина, хоть Гитлера, хоть обоих вместе. Но шаурмичная имени Иосифа Виссарионовича столь же недопустима, как и вегетарианское кафе имени Адольфа Алоизовича».

Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ

После этого партия «За правду» призвала «Мемориал» извиниться за «переписывание истории и неуважение к Сталину». А потом и вовсе решила перенести дискуссию в офлайн. 11 января полтора десятка молодых людей в модных сиреневых шарфиках пришли к офису «Мемориала» — чтобы «поинтересоваться, не пора ли иностранным агентам покинуть нашу страну, заняться своими делами где-нибудь в другом месте». Часть «заправдинцев» пытались приклеить на двери листовки с требованием «избавить Сталина от иностранных агентов». Но бумажки срывали сотрудники «Мемориала» и сочувствующие им.

«Самозанятый в сфере обслуживания» мужчина в черной маске представился Гуго Гроцием и начал убеждать корреспондента “Ъ”, что Иосиф Сталин «был хорошим человеком». Он надеялся, что на акцию придет гораздо больше сторонников Сталина, но люди, по его мнению, «испугались нападения правозащитников». Напоследок «Гуго Гроций» рассказал, что его родные по линии матери были раскулачены и сосланы в Казахстан. Его товарищ, 42-летний Василий, тоже поделился семейной историей: в сталинские времена был репрессирован дед жены, а его прадед был арестован по доносу соседа в 1936 году и отсидел восемь лет. Тем не менее Василий уверен, что в этих трагедиях виноват не Сталин и его режим, а «40 миллионов доносчиков». «Прадед говорил деду: не власти виноваты, а сосед, который написал на меня кляузу,— пересказывал Василий.— А в Америке в те времена разве была демократия? Там чернокожих унижали до 1960-х годов. А Сталин разве геноцид творил? Ведь и грузин, и русский, и чеченец, и украинец могли абсолютно на равных попасть в ГУЛАГ». Мужчина признался, что ему обидно именно за самого Сталина и право называть его именем заведения общепита: «Если бы открыли шаурмичную с названием «Берия», я бы, конечно, никогда такое не поддержал, ведь Лаврентий Павлович сажал мужей балерин Большого театра, чтобы сделать танцовщиц своими любовницами». А школьник Иван с пачкой листовок признался, что прекрасно понимает — его, конечно, «посадили бы за их распространение, если бы Сталин сейчас был жив». Организаторы обещали простоять возле «Мемориала» три часа, но мороз уже через час заставил их оставить позиции.

«Они пытались приклеить листовки со Сталиным, но я отрывала и бросала их в урну, от чего получила большое удовольствие,— заявила “Ъ” муниципальный депутат от «Яблока» Елена Русакова.— Способности членов партии «За правду» к содержательной дискуссии я не увидела — они повторяли стандартные доводы о том, что Сталин выиграл войну». Исполнительный директор Международного Мемориала (также внесен в реестр «иноагентов») Елена Жемкова рассказала “Ъ”, что «карантин все равно не позволил бы пригласить гостей в здание». Призыв сторонников Сталина защитить его от «иностранных агентов» она назвала «комическим». Тем не менее она отметила, что лексика сталинских времен «начала возвращаться в язык государственных органов» — и привела в пример законы об «иностранных агентах»: «Их цель изначально состояла в том, чтобы указать обществу на новых врагов народа».

Мария Литвинова

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You cannot copy content of this page