Властелины колес

отчете Счетной палаты, идет о сотнях миллиардов рублей. И именно на этом фоне назревает новый скандал, связанный с госзакупками в Москве. Как выяснилось, несмотря на недавнее требование президента ускорить цифровизацию услуг для населения и рапорты чиновников о достижениях в этой сфере, подведомственные московским властям организации ежегодно заключают госконтракты на аренду авто для перевозки бумажных документов. Их общая стоимость — несколько сотен миллионов рублей. Уходят средства регионального бюджета и на развоз мировых судей, сотрудников МФЦ и префектур. Причем в ряде случаев для этих целей требуются авто не ниже бизнес-класса, выяснили «Известия». Между тем эксперты считают, что многим чиновникам вообще не стоит кататься за счет горожан — им следует пересесть на общественный или личный транспорт, как поступают их коллеги за рубежом.

Личные экспедиторы

Чиновники в округах и районах Москвы ежегодно тратят сотни бюджетных миллионов на оплату служебных автомобилей для мировых судей, МФЦ и префектур. Массу таких контрактов «Известия» обнаружили, проанализировав сайт госзакупок.

Так, в июне 2020-го был проведен конкурс на аренду 66 «автомобилей второй категории» для мировых судей Москвы в следующем году. В требованиях тендера указывается, что транспорт необходим для перевозки служащих и транспортировки документации. Стоимость предоставления таких услуг составляет в общей сложности 83,3 млн рублей.

В числе специфических тонкостей техзадания — материал салона из кожи или текстиля, а возраст машины не более двух лет. К каждому автомобилю должен быть прикреплен квалифицированный водитель-экспедитор. В его задачи войдут ежедневный сбор корреспонденции с участков мировых судей и доставка ее в почтовые отделения и в различные учреждения.

И если мировые судьи, как видно из документации, воспользовались услугой «два в одном», то для нужд МФЦ потребовались и автокурьеры, и отдельные машины с водителями. Например, в госконтракте стоимостью 99,6 млн рублей говорится, что на 2020 год многофункциональным центрам требуется 56 машин эконом- и бизнес-класса. Цель аренды автомобилей в техническом задании не обозначается. Однако, учитывая требования (подача с прогретым салоном в зимний период, а в летний — с охлажденным), использоваться машины будут, скорее всего, не для перевозки документов.

Кроме того, в 2020 году от имени МФЦ было заключено еще пять госконтрактов на предоставление услуг автокурьеров для обслуживания районных центров. Их общая сумма составила 95,7 млн рублей. Согласно документам отчетности по исполнению контракта, в среднем стоимость обслуживания одного центра в месяц обходится бюджету в 140 тыс. рублей.

Размещением всех этих тендеров занимался департамент города Москвы по конкурентной политике. «Известия» направили в ведомство запрос, но ответа на него не последовало. Так что вопрос, с какой целью МФЦ потребовалось такое количество автомобилей, остается открытым.

При этом с 2011 года основной объем переписки между городскими органами власти и подведомственными учреждениями ведется в цифровом виде. Еще в апреле 2017-го мэр Сергей Собянин сообщал, что в столице идет развитие отрасли информационных коммуникационных технологий, особенно в сфере госуслуг. А в 2020 году Москва заняла 18-е место в рейтинге цифровой трансформации городов Services Globalization Index международного консалтингового агентства Tholons.

Более того, в июне необходимость создать условия для ускоренной разработки и внедрения информационных технологий в сфере связи и IT подчеркивал президент России Владимир Путин.

И поэтому в регионе, где не первый год активно внедряется система электронного документооборота, необходимость в многомиллионных тратах (особенно на транспортировку бумаг) выглядит сомнительной. Но, как это часто бывает, на деле всё выглядит не совсем так, как в отчетах ведомств для руководства. Далеко не все чиновники на местах готовы к переходу на обмен документами в электронном виде.

— В Москве для электронного документооборота активно используется программа МосЭДО, но есть возможность обмена и с помощью других систем. Между тем эффективность деятельности каждого чиновника оценивается в том числе по скорости и качеству обработки поручений руководства и обращений граждан, — пояснил «Известиям» руководитель направления «Управление контентом и документооборотом» IТ-компании КРОК Алексей Пестерев. — При передаче информации в электронном виде можно с легкостью отследить всю цепочку действий. А когда всё в бумажном варианте, неизвестно, сколько документ будет доставляться, не затеряется ли в большой стопке. Электронный документооборот повышает прозрачность действий чиновников и их уровень ответственности. Поэтому у них есть психологическая боязнь, что всё будет видно.

И кожаный салон

Активно пользуются арендой автомобилей для служебных целей и префектуры Москвы. В настоящее время на портале госзакупок есть сведения о контрактах на предоставление таких услуг в 2020 и 2021 годах для шести административных округов — Юго-Западного, Западного, Северо-Западного, Юго-Восточного, Северного, Троицкого и Новомосковского.

В среднем для каждой префектуры требуется по десять машин в год. Автомобиль должен быть 1-й категории с кожаным салоном. Общая стоимость всех контрактов на этот период, которые обнаружили «Известия», составляет более 245 млн рублей.

Редакция направила запросы во все 11 префектур Москвы. Готовность прояснить ситуацию изъявили только в трех — Юго-Восточном, Юго-Западном и Троицком и Новомосковском округах.

— Для осуществления расчета НМЦК на оказание услуг по аренде автомобилей с водителем используются предельные ценовые показатели, утвержденные на заседании Межведомственной рабочей группы (МРГ) по проверке обоснованности заявленных потребностей от 16.10.2018 №77-30-38/8. В состав МРГ входят представители департамента города Москвы по конкурентной политике, департамента экономической политики и развития города Москвы, Главного контрольного управления города Москвы и УФАС по городу Москве, — сообщили «Известиям» в префектуре ЮВАО.

Источник «Известий», знакомый с ситуацией, пояснил, что автомобили арендуются для префекта, его замов и оперативных разъездов сотрудников. По его словам, еще 15 лет назад в Москве существовало специальное подразделение с автопарком служебных авто. Но его ликвидировали, когда началась борьба с монополизацией.

— Приобретать машины в постоянное пользование почему-то посчитали не выгодным. Объяснялось это тем, что техническое обслуживание, зарплата водителя и проведение его медосмотра перед выходом на смену стоят больших затрат, — отметил собеседник.

Использовать услуги такси префектуры также могут только через тендеры, но обозначаемые в требованиях условия не всегда подходят агрегаторам.

— Если посмотреть на цены «Яндекса», то они ниже только потому, что в них не учитывается работа водителя как квалифицированного специалиста. А в контрактах учитывается всё: расход топлива, техобслуживание автомобиля и зарплата, — пояснил «Известиям» председатель ассоциации таксомоторных перевозчиков «Союз такси» Дмитрий Сахненко.

Экономия общественным транспортом

Служебные автомобили должны быть в любом ведомстве. Вопрос — в их количестве и суммах, затрачиваемых на аренду и обслуживание, отметил депутат Мосгордумы Сергей Савостьянов. По его словам, в этом случае необходимы соответствующий анализ, финансовый расчет и строгая ответственность руководителя за расточительное расходование бюджетных средств.

— Для сравнения, Мосгордума в августе 2020 года разместила контракт на аренду авто для транспортного обслуживания 45 депутатов почти на 495 млн руб в год. В то же время Госдума, по сведениям из открытых источников, тратит на транспортное обслуживание 350 млн в год. Но в Мосгордуме депутатов в десять раз меньше. Таким образом, транспорт депутата ГД обходится в 777 тыс. рублей, а московского парламентария — аж в 11 млн, — рассказал «Известиям» Сергей Савостьянов, добавив, что сейчас реализация этого контракта уже приостановлена.

В целом же чиновники невысокого звена могут прекрасно пользоваться и общественным транспортом, отмечают представители антикоррупционных организаций.

— Зарубежный опыт показывает, что можно обходиться и без служебного транспорта. В странах Европы такое право есть в основном у президента и главы правительства. Все остальные пользуются личным или общественным, — сказал «Известиям» председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. — В России традиция, чтобы каждый чиновник имел служебный автомобиль, идет с советских времен. Каждый, кто получал должность, пытался всеми способами обосновать необходимость в транспорте.

По мнению эксперта, в Москве такая ситуация сложилась еще из-за того, что в городском бюджете много денег.

— Поражает, что каждый глава управы может иметь служебный автомобиль. Не думаю, что чиновники такого ранга постоянно находятся в движении или вынуждены ежедневно делать объезды своего района. В случае необходимости они могут и на такси поехать или вообще на велосипеде, как их многие европейские коллеги, — добавил Кирилл Кабанов.

То же, по его мнению, касается и мировых судей. Эксперт напомнил, что в уже упомянутое советское время на служебном транспорте разъезжали только председатели судов. Для остальных существовали так называемые объездные автомобили, которые можно было заказывать в случае крайней необходимости. Но процедура заказа при этом была довольно сложной, чтобы разъезжать на такой машине когда вздумается.

Необходимости в миллионных тратах на служебные авто не видит и председатель Национального комитета противодействия коррупции в РФ Юрий Макеев. По его мнению, есть риск, что участвующие в госконтрактах компании могут быть аффилированы с местными органами власти.

Как показывает практика, в подобных контрактах почти всегда есть нарушения, но выявляются они только благодаря общественной бдительности, отметил эксперт. В качестве участников контрактов, считает он, могут фигурировать организации, от которых чиновники получают так называемые откаты.

Именно об этом и шла речь в уже упомянутом выше отчете Счетной палаты — в 2019 году более половины из выявленных 839 нарушений на 236,6 млрд рублей пришлись на «этапы планирования закупок и исполнения контрактов, наиболее сопряженные с коррупционными проявлениями».

Елена Сидоренко

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You cannot copy content of this page