«Все очень подло, но грамотно организовано»

В самый разгар пандемии Кан неожиданно сменил тактику. Сначала опальный бизнесмен уговорил телеведущую Ксению Собчак поучаствовать в крабовом бизнесе, затем дал большое интервью и в письме объяснился с главой Следственного комитета Александром Бастрыкиным. Forbes изучил обращение бизнесмена. Подлинность документа подтвердил источник из окружения бизнесмена.

Злой волшебник

«Я давно уже заработал все, что мне было необходимо», — пишет Бастрыкину Кан. Он сообщает, что стоял у истоков развития крабодобывающей отрасли, но уже отошел от дел. В крабовой отрасли он «достаточно наработался» и сейчас занят меценатством, настаивает Кан. Свои компании, по словам опального бизнесмена, он передал родственникам: «Пора было дать дорогу молодым». Теперь он не более чем советник «со свободным графиком работы» в одной из рыбодобывающих компаний, настаивает Кан.

Это не помешало следователям приписать Кану компании, которые, по их версии, участвовали в контрабанде краба, сокрушается бизнесмен: «Сегодня меня как злого волшебника обвиняют в том, что я единолично занизил таможенную стоимость краба по разным сделкам в разных компаниях, к которым я просто не имею никакого отношения».

Фото ИТАР-ТАСС / Игорь Буймистров

Это невозможно, убежден Кан: таможня полностью контролирует поставки краба. К убийству Пхиденко он тоже не причастен, уверяет Бастрыкина Кан, а преступление приписали так же, как и компании, и теперь в СМИ о нем говорят «не иначе, как об убийце». В 2005 году на него самого было совершено покушение, которое до сих пор не расследовано, жалуется «крабовый король».

Отвлекающий маневр

«Все организованные в отношении меня обвинения, заочные аресты, объявления в розыск, это ни что иное, как отвлекающий маневр», — пишет Кан Бастрыкину. Бизнесмен считает, что на самом деле следователей и «центральные СМИ» объединяет одна цель — рейдерский захват крабового бизнеса на Сахалине.

Главная задача — «затянуть» в его уголовное дело промысловые компании, считает Кан. Следующим шагом парализуется их руководство, затем компании «прекращают свое активное существование» и их выкупают за бесценок вместе с квотами, описывает последовательность действий своих оппоентов «крабовый король». Хотя формально претензии к нему, на самом деле атакуют компании, считает Кан: «Таким образом, все очень подло, но грамотно организовано».

По всей вероятности, речь в письме идет о компаниях «Курильский универсальный комплекс» (КУК) и «Монерон». В конце марта их имущество арестовал суд по ходатайству СК. Обе компании связаны с Каном – КУКом владел его сын, а «Монерон» принадлежит его давнему соратнику Дмитрию Пашову. В совокупности им принадлежат квоты на вылов 10 000 тонн краба.

В письме Бастрыкину Кан не называет конкретных заказчиков, в интересах которых якобы действуют следователи. Впрочем, в интервью «Ведомостям» он рассказал, что его проблемы с законом обострились после переговоров о продаже крабового бизнеса с зятем Геннадия Тимченко F 6 Глебом Франком. Представитель Франка заявил «Ведомостям», что интерес к бизнесу «крабового короля», наоборот, пропал после уголовных дел: «Кан — вне периметра наших интересов». В письме Кан просит Бастрыкина назначить проверку уголовного расследования и взять ее под личный контроль.

Медийный шум

Кан не первый, кто за последнее время просит Бастрыкина лично обратить внимание на крабовую отрасль. Об этом главу СК просили Ксения Собчак и Елена Соглаева, рассказал Forbes муж последней Игорь Соглаев. Бывший топ-менеджер «Роснефти» и А1 (жена действует в его интересах) вместе с Собчак намеревался выкупить 50% «Монерона» и КУКа, но планам помешал арест компаний.

Бастрыкин не единственный высокопоставленный чиновник, которого Собчак с Соглаевой просили разобраться в уголовном деле Кана, отмечает Соглаев. Они также обратились к генпрокурору Игорю Краснову и к сенатору от Тывы Людмиле Нарусовой, матери Собчак. Нарусова, в свою очередь, пожаловалась председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву, а также предложила включить ГК «Монерон», в которую входят КУК и «Монерон», в список системообразующих компаний.

ГК «Монерон» сначала признали системообразующей, но потом исключили из списка. Инициативы Нарусовой сопровождал большой общественный и медийный резонанс. Неизвестно, насколько это поможет Кану, но он утверждал, что именно такого эффекта ждал от появления Собчак: «Шум вышел теперь совсем на другой уровень, поэтому надеюсь, что теперь следователи объективно подойдут к нашему вопросу».

Сергей Титов

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You cannot copy content of this page