«Ушёл к богатой женщине, оставил ребёнка-инвалида…». Подчинённого генпрокурора Игоря Краснова обвиняют в аморальном поведении

«Меня зовут Свердлова Юлия Юрьевна, и я хочу рассказать историю о том, как я уже несколько лет отстаиваю право моего сына на жизнь, здоровье, благополучие и лечение», — такими словами начинается одно из недавних писем в редакцию «Компромат-Урал». Особую скандальность ситуации придаёт тот факт, что отцом ребёнка и бывшим законным супругом (с 2010 по 2017 годы) Юлии Свердловой является высокопоставленный сотрудник надзорного ведомства. Это 37-летний прокурор Юргинского района Тюменской области Илья Овсянников. Нынешнюю должность Илья Андреевич занимает с 2015 года по приказу теперь уже бывшего прокурора Юрия Чайки.

Наши источники связывают его карьерный рост с близостью к экс-прокурору Тюменской области Владимиру Владимирову. Господина Владимирова тоже назначал Чайка. Полгода назад он был переведён из Тюмени в Санкт-Петербург, где сейчас 60-летний функционер занимает позицию Северо-Западного транспортного прокурора. Молодой Овсянников и его «покровитель» Владимиров оба родом из Татарстана. В 2007 году начинающий сотрудник Овсянников, едва получив диплом «Уральского института коммерции и права» (заведение с весьма специфической репутацией), перебрался в Тюмень за Владимировым, как только тот возглавил прокуратуру региона. О расположении Владимирова к молодому земляку свидетельствует и тот факт, что за несколько лет в Тюменской области областной прокурор десятки (!) раз официально поощрял Илью-казанца.

Райпрокурор Овсянников не бедствует. Согласно декларациям о доходах, изученным редакцией «Компромат-Урал», в 2017-2018 годах (данные за 2019 год пока отсутствуют), его среднемесячный доход превысил 120 тыс. рублей. Тем не менее, именно он сейчас является фигурантом судебного дела о лишении родительских прав и взыскании алиментов в пользу восьмилетнего сына, Овсянникова Марка Ильича. «Особое» дело рассматривает зампредседателя Омутинского районного суда Тюменской области Татьяна Оглоблина. Юрисдикция Омутинского суда полностью охватывает территорию, поднадзорную Овсянникову. Более того, судья Оглоблина и прокурор-«алиментщик» работают (вершат правосудие) в одном населённом пункте – райцентре Юргинского района. Общественность хотя и надеется на справедливое и объективное разбирательство, но всё-таки имеет серьёзные основания для сомнений.

Председатель Омутинского райсуда Наталья Баева на днях получила ходатайство об отводе судьи Оглоблиной из резонансного процесса. Согласно жалобе, имеющейся в распоряжении журналистов, рассмотрение дела необоснованно волокитится. Так, в соответствии с требованиями Семейного кодекса РФ иски об алиментах подлежат рассмотрению в течение месяца, однако заявление против отца-прокурора подано ещё в 2018 году и до сих пор не разрешено по существу!

«25 декабря 2019 года в Омутинском суде удовлетворено моё ходатайство о размещении информации о судебном процессе в Интернете и на ТВ», — отмечает Юлия Свердлова в письме в редакцию «Компромат-Урал». Читательница подробно делится подробностями своих злоключений: «Когда у нас с Ильёй Овсянниковым в мае 2011 года родился сын Марк, то рождение, к сожалению, не обрадовало его отца. Более того, несмотря на то, что отец Марка хотел сына и «наследника», узнав, что ребёнок болен, он практически полностью стал игнорировать сына. Папе Марка не хотелось заниматься своим сыном, а тем более лечить его. Лечение было дорогостоящим и трудным, поэтому практически сразу после родов я начала подрабатывать. Папа Марка в это время делал карьеру, жил в другом городе, и приезжал периодически, чтобы рассказать, какая я плохая мать и хозяйка; практически полностью игнорировал ребенка». Юлия с сыном проживают в городе Переяславль-Залесский Ярославской области.

К сожалению, папа Марка, забыл о том, что в их семье на протяжении уже нескольких поколений предрасположенность к заболеванию, которая и проявилась у моего любимого сыночка. Так мы с Марком и жили пять лет в поисках хороших врачей, лекарств, зарабатывании денег на лечение. Папа Марка всё строил карьеру, приезжая периодически пьяный (корпоративы были очень нужны для карьеры) угрозами и насилием вынуждал меня жить с ним, чтобы не портить его образ разводом», — сообщает Юлия Свердлова на своём сайте sverdlova72.ru.

«Больше всего он ненавидел, я думаю, меня и ребёнка за то, что мы своим существованием ломали его выдуманный образ себя, успешного карьериста, семьянина и заботливого отца, — продолжает мать прокурорского сына-инвалида. – Но в 2016 году случилось то, что я думала, наконец-то, освободит нас с ребенком от его моральной и физической травли.

По работе его отправили ещё дальше… с. Юргинское Тюменской области. Там он встретил обеспеченную женщину и решил, что начнёт заново жизнь без меня и больного ребёнка. Об этом он сообщил мне сразу, предложив отдать мое имущество и отказаться от алиментов на ребёнка, в обмен на то, что он оставит сына со мной и разрешит его лечить.

Когда я категорически отказалась это делать, так как деньги мне нужны были для сына… началась война с целью уничтожить меня и ребенка», — пишет супруга прокурора.

Юлия Свердлова предоставила в редакцию «Компромат-Урал» многочисленные документы, согласно которым Марк Овсянников из-за «задержки психического развития» нуждается в особых и объективно дорогостоящих условиях лечения и воспитания.

Семейный конфликт, судя по обстоятельствам, зашёл слишком далеко, в инстанциях кипят поистине шекспировские страсти. Экс-супруга прокурора Овсянникова предоставила журналистам заявление, с которым ранее она обращалась в управление Следственного комитета РФ по Тюменской области (к слову, новый Генеральный прокурор РФ Игорь Краснов — выходец именно из СКР). Оценочные доводы заявительницы звучат жёстко и категорично. Воспроизведём их выборочно:

«В ноябре 2014 года мной, Свердловой Ю.Ю., была передана Овсянникову И.А., денежная сумма в размере 900 000 рублей. Эти деньги предназначались для приобретения однокомнатной квартиры в городе Заводоуковске Тюменской области для нашего совместного ребёнка, Овсянникова Марка…

Совместного хозяйства с Овсянниковым И.А. мы не вели, проживали в разных городах… Переданные Овсянникову И.А. деньги были частично заработаны мной самой, частично переданы мне моим отцом, Свердловым Ю.А., главой КФХ «Сибирь».

Овсянников И.А. денежные средства взял, и в конце ноября 2014 года сообщил, что купил квартиру на имя ребенка. Так же сообщил, что согласно моей просьбе сдал её в аренду, а с января 2015 года на мою карту стали приходить денежные средства в сумме 5500 рублей.

В апреле 2016 года мной, Свердловой Ю.Ю., была переведена на счёт Овсянникову И.А., денежная сумма в размере 500 000 рублей. Эти деньги предназначались для доплаты приобретения однокомнатной квартиры в городе Тюмень, для нашего совместного ребенка Овсянникова М.И. Со слов Овсянникова И.А. я узнала, что его дядя Ересько Д.Б. продаёт свою однокомнатную квартиру в Тюмени, но согласен обменять ее на однокомнатную квартиру, которую мы ранее приобрели на Марка за 900 000 (но которая почему то оказалась принадлежащей Ересько Л.В.) с доплатой в 500 000 рублей. Я согласилась, взяла денежные средства, частью они были мои, частью это были деньги, переданные моей бабушкой в подарок мне и Марку к праздникам, а частью деньги, оставленные мне отцом, и перевела их на счет Овсянникова И.А. (отчитывался ли он за эти деньги в налоговую инспекцию, мне неизвестно).

Овсянников И.А. сообщил, что к августу он переоформит документы. Сама я с Ересько Д.Б. не общалась, так как была убеждена, что Овсянников И.А. действует в интересах родного ребенка, и на тот момент я не знала, что и предыдущую сумму в 900 000 рублей он присвоил, не купив жилья, и «аренда» приходила с целью ввести меня в заблуждение.

В августе 2016 года деньги за аренду квартиры в Заводоуковске перестали приходить. Все попытки узнать причину происходящего и судьбу переданных мной денег у Овсянникова И.А. успехом не увенчались. Общение на тему денег и квартир Овсянников И.А. полностью прекратил. Кроме угроз в свой адрес и адрес сына я ничего не слышала…

Наш совместный ребенок Марк болен, его диагноз Ф07.08 (Общее психоэмоциональное расстройство на фоне органического поражения клеток головного мозга и аутоподобное поведение и находился на тот момент, как в прочем и сейчас, на лечении у врача психиатра), но Овсянникова И.А. это не остановило.

Впоследствии в Ялуторовском районном суде, куда Овсянников И.А. подал иск с целью получить возможность (уже на основании решения суда) забрать ребёнка… Овсянников И.А. сообщил, что ребенок здоров и ему якобы препятствуют общаться с ним.

Была назначена судебная психиатрическая экспертиза. Её Овсянников И.А. неоднократно срывал, но она была проведена 01.01.2017 года и полностью опровергла лживые его заявления.

Был подтверждён диагноз, наличие которого ранее отрицал Овсянников И.А. Было выявлено, что Овсянников И.А… не осознаёт заболевания ребёнка и не хочет его лечить. Заключением экспертизы ему не рекомендовано наедине общаться с ребёнком, в силу того, что он не жил с ним никогда и неадекватно оценивает возрастные и психологические особенности…

21.04.2017 был назначен временный порядок общения Овсянникова И.А. с сыном, а в октябре 2017 года было принято итоговое решение по порядку общения. С момента назначения этих решений и по сей день они не исполнены ни разу! Овсянников И.А. абсолютно не поинтересуется здоровьем ребёнка и систематически не исполняет родительские обязанности по отношению к больному малолетнему сыну.

Также Овсянников И.А. в судебном порядке просил установить, чтобы любое лечение ребёнка я должна была осуществлять только с его согласия, и говорил, что не даст мне разрешения лечить ребенка, пока я не отдам ему машину, половину квартиры в Ялуторовске и не откажусь от алиментов на ребёнка.

Всё имущество я должна была ему якобы «подарить» в обмен на возможность лечить сына Марка.

Таким образом, наш больной ребенок Марк стал орудием вымогательства у меня денег и имущества…

В 2017 году мной был подан иск в Омутинский районный суд. В данном суде было выяснено, что в ноябре 2014 года квартира в Заводоуковске действительно была приобретена за 900 000 рублей, но на имя Ересько Л.В. — бабушки Овсянникова И.А. На вопрос, как это произошло, Овсянников И.А. ответил, что мне надо было сразу проверять, на кого оформлена квартира и не надо было ему верить, а теперь уже поздно.

В ходе судебного заседания во встречном иске Овсянников И.А. сообщил, что оставил мне половину квартиры в Ялуторовске, где я все время проживала с сыном. Но дело в том, что половину квартиры мне подарила моя родная бабушка, а по второй половине идёт судебный процесс от имени Ересько Л.В.(документально являющейся собственницей второй доли). Ранее в отзыве и апелляционной жалобе Ересько Л.В. заявляла, что она фиктивный собственник данной доли, а фактический – Овсянников И.А. В общении со мной по телефону Ересько Л.В. сообщила, что ничего не решает и подпишет всё, что ей скажет Овсянников И.А. Также она сообщила, что Овсянников И.А. оставил мне квартиру ценой в миллион рублей (вероятно, это как раз та квартира в Заводоуковске. которая была оформлена на Ересько Л.В.).

В ходе следующего судебного процесса 15.03.2018 в Омутинском районном суде Овсянников И.А. подтвердил, что взял мои деньги. Заявленная третьим лицом Ересько Л.В. ничего не отрицала…

В ходе судебных заседаний мной также выяснилось, что я и мой сын являемся нанимателями служебного жилья в селе Юрга, хотя я с сыном всегда жила в Ялуторовске и никогда не собиралась переезжать в Юргу. То есть, Овсянников И.А. сознательно обманул также и своё руководство для получения служебного жилья, солгав, что мы с сыном там с ним проживаем.

Насколько я понимаю, это не первый факт обмана своего руководства Овсянниковым И.А., учитывая то, что по моим доходам за 2016-2017 годы я ему информации не предоставляла, как и по арендной плате, так и по доходам и имуществу ребёнка…», — эмоционально излагает своё мнение Юлия Свердлова. Конец цитаты.

Подробная и публичная позиция прокурора Ильи Овсянникова по поводу происходящего неизвестна. Между тем, в судебных материалах корреспонденты проекта «Компромат-Урал» обнаружили изложение его доводов, согласно которым он готов платить алименты в размере 25% от официальной зарплаты (Юлия Свердлова документально доказывает, что содержать ребёнка-инвалида на эти деньги невозможно, и просит у отца Марка хотя бы 40%). Также со слов прокурора, он хочет общаться с сыном несколько часов в неделю, но бывшая жена, дескать, этому препятствует.

Редакция «Компромат-Урал» следит за развитием ситуации. Искренне надеемся, что все участники драматичных событий проявят мудрость, терпение и предпримут максимум усилий, чтобы утихомирить распри и обеспечить Марку Овсянникову достойные условия жизни.

Наши корреспонденты – в постоянном контакте с читателями по адресу: kompromatural@protonmail.com

Анатолий Амиров
«Компромат-Урал»

Источник: Компромат-Урал

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You cannot copy content of this page