В России в 6 раз увеличили компенсацию жертвам пыток полиции

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) утвердил мировое соглашение между российским правительством и троими россиянами, которые пострадали от пыток со стороны полицейских. Россия признала нарушение их прав и согласилась выплатить €27 тыс. за то, что заявители через российские суды добились недостаточных компенсаций, а пытавшим их полицейским назначили слишком мягкие наказания.

Решение опубликовано на сайте Страсбургского суда. Интересы троих мужчин представляла правозащитная организация «Зона права».
Трое заявителей добились в российских судах выплаты в общей сложности 320 тыс. руб. Представитель России в ЕСПЧ согласился, что государство нарушило в отношении заявителей ст. 3 Европейской конвенции (о запрете пыток и бесчеловечного обращения).
В 2017 году заключением мирового соглашения завершилось рассмотрение только 1,5 тыс. из 86 тыс. жалоб, рассмотренных ЕСПЧ, однако с начала 2019 года Страсбург изменил процедуру, и теперь суд в обязательном порядке перед началом процесса предлагает заявителю и государству-ответчику заключить мировую.
Пытки током и условный приговор
Динара Авзалова в феврале 2016 года вызвали в отдел полиции по городу Альметьевску, где потребовали признаться в преступлении (никаких обвинений ему предъявлено не было). «Сотрудник уголовного розыска [Айдар] Сальманов, желая получить у заявителя признательные показания, применил по отношению к заявителю пытки, воздействуя не менее 21 раза на различные части тела заявителя электрическим шокером», — говорилось в жалобе Авзалова в ЕСПЧ. Он получил многочисленные повреждения. В отношении оперативника Сальманова было возбуждено уголовное дело о превышении должностных полномочий (ч. 3 ст. 286 УК, до десяти лет колонии). В октябре того же года суд вынес ему приговор — пять лет лишения свободы условно, — который в дальнейшем утвердила апелляция.
Авзалов обратился в суд за компенсацией в размере 750 тыс. руб. (такое возмещение соответствовало практике ЕСПЧ), однако Вахитовский райсуд Казани присудил ему только 20 тыс. руб. В апелляционной инстанции размер выплаты удалось увеличить до 70 тыс. руб.
Второй заявитель был задержан в апреле 2016 года в Казани: его соседи вызвали наряд полиции из-за шумного отдыха в ночное время. Полицейский Марат Гараев вывел нарушителя из дома, нанес ему сильный удар в область паха, а затем распылил в лицо газ из баллончика. Мужчину увезли в полицию, откуда затем госпитализировали. Врачи обнаружили у него «тупую травму левой половины мошонки, размозжение нижнего полюса левого яичка». Пострадавший был прооперирован, часть половых органов ему удалили.
Полицейский Гараев получил 4,5 года условно, после апелляции условный срок был заменен реальным. Избитый им мужчина обратился в Приволжский суд Казани с иском на 750 тыс. руб., но суд назначил компенсацию лишь в 200 тыс. руб.
Евгений Михайлов в июне 2016 года был задержан в Альметьевском районе Татарстана в состоянии опьянения. В отделе полиции сотрудник Динар Шигапов «нанес ему не менее 15 ударов руками и ногами по различным частям тела, в том числе в область грудной клетки и поясницы». У Михайлова обнаружили многочисленные кровоподтеки. Полицейский Шигапов получил два года колонии общего режима. Михайлов обратился в Альметьевский горсуд за компенсацией в размере 750 тыс. руб., но получил лишь 15 тыс. Апелляция увеличила сумму до 50 тыс.
Новая практика ЕСПЧ
Практика подачи жалоб именно на недостаточные компенсации пострадавшим от пыток сложилась недавно, отметил в беседе с РБК координатор «Зоны права» Булат Мухамеджанов. В июне этого года Страсбургский суд утвердил аналогичное мировое соглашение между правительством России и двоими россиянами, избитыми в полиции. Александр Иванов и Константин Чумаков из Новочебоксарска были избиты в один день участковым Александром Семеновым. Полицейский получил трехлетний условный срок, а Иванов и Чумаков — по 20 тыс. руб. компенсации. В ходе процесса в ЕСПЧ Россия предложила выплатить им по €5 тыс. Таким образом размер компенсации был увеличен почти в 18 раз.
В июне Михаил Федотов, возглавлявший на тот момент президентский Совет по правам человека, предложил выделить в СКР специальных следователей для дел о пытках в правоохранительных органах. Сейчас этим часто занимаются сотрудники, работающие с полицейскими на месте преступления, отмечал он. «Они вчера с этим оперативником допрашивали убийцу, а сегодня он должен в отношении этого же оперативника проводить следственные действия, поскольку того обвиняют в подбросе наркотиков или в применении пыток. От такого следствия толку будет мало», — говорил правозащитник.
СПЧ также предлагал внести в Уголовный кодекс отдельную статью «Пытки». О разработке соответствующего законопроекта в апреле заявляла сенатор Людмила Нарусова. ФСБ и МВД возражали против такого нововведения.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You cannot copy content of this page