Смотрящий от сухумского клана вор в законе Мераб Бахия

Слева воры в законе: Мераб Бахия (Баха-Баха) и Артем Саргсян (Саратовский) (фото: Прайм Крайм)

Мафиозные кланы России, в составе которых пребывают выходцы из кавказского региона, считаются самыми жестокими, беспощадными и хитрыми. Они имеют достаточно разветвленную сеть, которая запустила свои щупальца не только во многие республики бывшего СССР, но также в некоторые страны Евразии. Такие структуры правоохранительные органы зачастую делят по этническому признаку: армянские, кавказские, дагестанские, калмыкские, татарские, чеченские и пр.

Если говорить о собственно кавказских организованных преступных группировках, то их основной специализацией являются квартирные и карманные кражи, разбой, угон автомобилей, а в ряде случаев и похищение людей с целью получения выкупа.

Одной из самых крупных кавказских ОПГ считается сухумский воровской клан, возглавляемый маститым «вором в законе» по имени Мераб Джангвеладзе и по кличке Мераб Сухумский.

Слева воры в законе: Мераб Бахия (Баха-Баха), Мераб Джангвеладзе (Мераб Сухумский), Беслан Гварамия (Бесик)

Одним из самых близких его сторонников был и всё еще остается Мераб Бахия, родившийся 15 июня 1959 года на территории частично признанной Республики Абхазия, в городе Сухуми. Кличка этого «законника» в воровской среде — Баха-Баха.

Протекание преступной жизни

Свою преступную деятельность Бахия начал в достаточно юном возрасте. С конца 70-х годов прошлого столетия он неоднократно привлекался к уголовной ответственности за кражи. Существование, наполненное воровской романтикой манило юношу настолько, что он не представлял себе другой жизни. Однако натура преступника тянулась к более далеким горизонтам и широким перспективам.

Вор в законе Мераб Бахия — Баха-Баха

С этой целью, в начале 90-х, после получения «воровской короны» в городе Сухуми, Мераб отправился в Москву. Именно тогда он примкнул к криминальному клану своего тезки Мераба Сухумского. Уже имея за плечами тюремный опыт, а также обладая достаточной уверенностью и бескомпромиссностью, «законник» быстро получил право отстаивать интересы преступной группировки на различных воровских сходках.

8 января 1998 года, во время одной из таких сходок, Бахию вместе с ворами Маисом Карапетяном и Тенгизом Кучуберией задержали сотрудники РУБОП. На то время «вор в законе» действовал по поддельным документам и в милицейских сводках прошел как Мираб Киртадзе 1962 года рождения.

По информации оперативников, неоднократно судимые Карапетян, Кучуберия и Киртадзе встретились в московском ресторане «Колхида», для того чтобы обсудить передел сфер влияния, связанный с продажей наркотиков и краденых автомобилей. Их остановили для проверки документов, однако, как выяснилось в дальнейшем, криминальные «авторитеты» имели при себе по 0,02 грамма морфина — сильнодействующего наркотического вещества. Это послужило поводом для их задержания и дальнейшего разбирательства. Всем троим было предъявлено обвинение по статье 228 части 1 Уголовного Кодекса России.

Как правило, мера пресечения в рамках вышеупомянутой статьи — штраф, исправительные работы, ограничение либо лишение свободы сроком до трех лет. Адвокатам удалось «отмазать» Мераба Бахию от уголовного наказания, поэтому он смог и дальше осуществлять свои воровские задачи.

«Законник» отправился на Урал, где для начала взял под контроль Оренбургскую область, а затем Центральный и Южный федеральные округа. В 1999 году Баха-Баха принял участие в «коронации» местного криминального «авторитета» по кличке Ленчик (Алексей Беляев). Такой ход был сделан для того, чтобы помешать крестнику братьев Огановых Рашиду Хачатряну укрепить свой авторитет на территории восточного Оренбуржья.

Персоной Баха-Баха время от времени интересовались сотрудники правоохранительных органов. Однако здесь всё заканчивалось разъяснительной беседой и банальной проверкой документов.

Так продолжалось достаточно долго, вплоть до середины 2007 года, пока Мераб Бахия не привлек более пристальное внимание полиции.

Вор в законе Мераб Бахия — Баха-Баха

Криминального «авторитета» задержали по оперативной наводке в одном из ресторанов Московской области. Дело в том, что еще с 1997 года он находился в федеральном розыске по обвинению в нападении на полицейского при исполнении. Положение Мераба отягощало то обстоятельство, что при нем нашли 0,56 грамм героина.

На сей раз законнику не удалось уйти от уголовной ответственности, и в декабре 2007 года, по милости Дорогомиловского районного суда города Москвы, он получил 4 года тюремного заключения.

22 апреля 2011 года, после освобождения из Минусинской тюрьмы (Красноярский край), Бахию снова задерживают правоохранительные органы. Его признают виновным в нарушении правил пребывания иностранных лиц на территории Российской Федерации. Это заканчивается уплатой штрафа в размере 2 тыс. рублей и депортацией в Абхазскую Республику.

Роль Мераба Бахия в войне криминальных кланов

Очевидно, в родной стране Мераб Бахия чувствовал себя некомфортно. Свою деятельность в Абхазии он не смог развернуть настолько масштабно, как в России. Вместе с тем, преступник понимал, что возвращаться назад никак нельзя — поэтому отправился в Турцию.

Вор в законе Мераб Бахия — Баха-Баха

Там Баха-Баха продолжил держать руку на пульсе криминальных разборок грузинских криминальных кланов. Среди них одной из самых масштабных можно считать противостояние тбилисско-курдской братвы под предводительством Аслана Усояна (то бишь Деда Хасана) и кутаисско-сухумской мафиозной структуры Тариэла Ониани (он же Таро).

В 2011 году, когда Таро пребывал в местах не столь отдаленных, по нему был пущен воровской прогон о непризнании. Эту мысль активно проталкивали сторонники Деда Хасана.

Им в противовес выступили другие воры, пустившие «маляву», полностью подтверждающую все полномочия Тариэла Ониани как «законного вора». Среди подписантов прогона был и Бахия. Однако позже «законник» заявил, что его имя поставлено с чисто уведомительной целью без предварительного на то согласия и что свой собственный взгляд на имеющийся конфликт он всегда готов озвучить в присутствии всех заинтересованных воров.

Позже некоторые представители тбилиско-курдского клана, подписавшие прогон не в пользу Ониани, преследовались членами его группировки. Их целью было выяснить причины, побудившие на такой поступок. В частности, 13 октября 2017 года, во время пребывания в Турции был жестоко избит 65-летний Мирико Кутаисский. Он находился в гостях у своего земляка Гии Звиададзе, к которому также заехали погостить сухумские братки Мераб Бахия, Акакий Ландия, Акакий Тугуши и Тенгиз Хоперия. Они задали Мирико всего один вопрос: зачем он подписал прогоны по Таро и Тахи и что конкретно имеет против них — на что у того не нашлось аргументов.

В настоящее время Мераб Бахия всё еще находится на свободе, правда, о нем мало что слышно.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *