Меховая мафия СССР

Лев Дунаев — один из лидеров «меховой мафии»

История разоблачения «меховой мафии» — это в первую очередь история жесткого противостояния двух главных силовых структур Советского Союза: КГБ и МВД. Так называемая «меховая мафия» считается крупнейшим организованным преступным сообществом в послевоенном СССР. При обысках у ее главарей изъяли десятки килограммов золота и драгоценностей, а сторублевые купюры преступники хранили в трехлитровых банках.

В 1950-1960-х годах материальное положение советских граждан выросло по сравнению с военным и послевоенным периодом. Но плановая экономика давала сбои, и в стране начался дефицит товаров народного потребления. В итоге расцвели злоупотребления в торговле. Появился так называемый блат — возможность получить нужный товар благодаря связям и знакомствам, расцвела спекуляция.

Свято место пустым не бывает, поэтому появились «теневые цеховики», организовавшие на государственных предприятиях подпольное производство левых, неучтенных товаров, доходы от продажи которых полностью шли в их карманы. Представители властных структур, в свою очередь, использовали взаимосвязанный преступный мир «цеховиков», их уголовной крыши, подпольных перекупщиков и спекулянтов, для получения дефицитных товаров, взамен предоставляя защиту от правоохранительных органов.

Меховая мафия

Дело «меховой мафии» началось в Москве с квартирной кражи драгоценностей и двух дорогих шуб из натурального меха. Обокрали известную певицу, а потому кража оказалась на контроле в самых верхах. Угрозыск по горячим следам задержал двух воров, изъял похищенное, дело в скором порядке передали в суд. А там и приговор подоспел. Словом, для МВД это дело было уже раскрытым и списанным в архив, и никто не знал, что им тайно занимается КГБ.

Петр Снобков — один из лидеров «меховой мафии»

Милицейские следователи не придали значения факту, что на изъятых у воров шубах не было ярлыков фабрик-производителей. Эксперты из Министерства легкой промышленности СССР дали заключение, что шубы фабричного производства, сшиты согласно ГОСТу, потерпевшая опознала их. На том и закончили.

В то время в СССР торговля пушниной была одним из важных источников поступления валюты. Монополия на производство и сбыт изделий из натурального меха принадлежала государству. Потому комитет госбезопасности и занялся этими шубами. Тщательная негласная проверка всех меховых предприятий Советского Союза вывела на след, который привел в Казахскую ССР. Выяснилось, что в горпромкомбинатах Караганды, Абайска и Сарани было налажено подпольное производство шуб, воротников и шапок из натурального меха.

Летом 1973 года подробный доклад уже лежал на столе председателя КГБ СССР Юрия Андропова. Доклад впечатлял: руководители подпольных предприятий работали под «крышей» местных отделов внутренних дел и отделов по борьбе с хищениями социалистической собственности! Это был мощный компромат на МВД и в первую очередь на министра Николая Щелокова, близкого друга Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева.

Лидеры меховой мафии

Лидерами «меховой мафии», как было установлено в ходе дальнейшей негласной разработки КГБ, являлись бывший член Коллегии адвокатов Караганды Лев Дунаев, директор Абайского горпромкомбината Петр Снобков, директор гормпромкомбината Сарани, а позже Караганды Рудольф Жатон. А также Иосиф Эпельбейм — начальник кафедры уголовного права Высшей школы МВД Караганды, кандидат юридических наук. Эпельбейм был своего рода милицейскими прикрытием.

Иосиф Эпельбейм — один из лидеров «меховой мафии»

Выяснилось, что преступное сообщество зародилось в конце 1960-х, когда постановлением Совета Министров СССР некондиционное пушно-меховое сырье было передано из ведения министерства легкой промышленности в министерство торгового обслуживания. Профессиональный юрист Дунаев увидел в этом возможность хорошо заработать в обход закона — организовать подпольное производство дефицитных товаров.

В 1969 году он уволился из адвокатов и устроился на должность начальника строящегося цеха по выделке и крашению овчины и пушнины в горпромкомбинат Сарани. Даже вложил
свои личные сбережения в скорейший запуск нового цеха — купил дефицитные стройматериалы и оплатил работу частных строителей. В январе 1970 года цех уже работал.

Аналогичные предприятия открылись при горпромкомбинатах Караганды и Абая. Вскоре оборотистый Дунаев был уже назначен директором горпромкомбината в областной центр — Караганду.

За технологии сверхпланового выпуска продукции отвечал Петр Снобков. Он вовлек в ОПС начальника управления «Казкооппушнина» Казпотребсоюза Изотова, и тот стал поставщиком левого меха, включая и высококачественный каракуль. Сырье списывали на счет падежа овец в колхозах и зверья в питомниках. В свою очередь, «бытовики» проводили сырье по подложным документам как пересортицу. Растягивание шкурок давало дополнительные сантиметры, хотя значительно снижало качество меховых изделий. В цехах мастера
по ночам шили шубы, муфты и шапки, получая внушительные по тем временам дополнительные зарплаты. Товар расходился не только в Казахской ССР, большой спрос был в Москве и Ленинграде, столицах союзных республик, в Прибалтике и Закавказье.

Операция «Картель»

Несмотря на то что комитет госбезопасности держал эту оперативную разработку, названную операцией «Картель», в строжайшей тайне, готовя «бомбу» для Щелокова, утечка информации все-таки произошпа. «Слил» тайну заместитель Юрия Андропова генерал Семен Цвигун. Он не знал о совершенной секретности «Картеля», поскольку курировал военную разведку и управление по борьбе с идеологическими диверсиями. Подробностей операции Цвигун тоже не знал, но в разговоре со Щелоковым обратил его внимание на чрезмерную активность КГБ в отношении сотрудников МВД Казахстана.

Щелоков тут же позвонил Андропову, и тот, чтобы не идти на открытый конфликт, предложил провести с января совместно аресты теневых дельцов и прикрывающих их милицейских чинов. Возмущенный Щелоков в ответ заявил, что не позволит КГБ вмешиваться в дела его ведомства и сам наведет порядок. Поняв, что операция может сорваться, Андропов отдал приказ начать аресты силами сотрудников КГБ на несколько дней раньше даты, озвученной им Щелокову.

Сразу после наступления Нового года Караганду и столицу Казахстана Алма-Ату буквально наводнили законспирированные московские «гости» из КГБ СССР. В гостиницах они предъявляли командировочные документы работников различных гражданских предприятий страны. В три часа ночи 7 января 1974 года все «командированные» были собраны вместе, и перед ними поставили задачу. Были выданы памятки на каждого из подозреваемых, ордера на обыски и аресты. Для проведения операции «Картель» КГБ мобилизовал 100 автомашин такси.

Рудольф Жатон — один из лидеров «меховой мафии»

Ранним утром все и началось. В Алма-Ате и других населенных пунктах республики было арестовано несколько сотен подозреваемых. А в Москве к тому времени арестовали Льва Дунаева. Результаты обысков более чем впечатлили. На рабочих местах, в квартирах и на дачах главной троицы Дунаев — Снобков — Эпельбейм изъялив общей сложности 4,5 миллиона рублей, более 30 килограммов золота в виде золотых монет и украшений, не считая драгоценных камней. Правда, у Рудольфа Жатона ничего не нашли.

А потом началось почти десятилетнее противостояние двух правоохранительных структур. МВД СССР с подачи Щелокова всячески препятствовало проведению следственных действий КГБ. И все-таки КГБ удалось довести дела основных фигурантов из числа гражданских до суда. Дунаев, Снобков и Эпельбейм были приговорены к расстрелу, и приговоры приведены в исполнение. Жатона осудили на 15 лет. Еще около 20 человек получили разные сроки заключения, в том числе и несколько сотрудников милиции из подразделения ОБХСС.

Что касается «крупной рыбы» в милицейских погонах, то уголовные дела в отношении большей части сотрудников МВД Казахской ССР были прекращены еще на стадии следствия.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *