Смотрящий по Москве вор в законе Паша Цируль

Вор в законе Павел Захаров — Паша Цируль

Паша Цируль — это прозвище издавна на слуху не только у московской братвы, но и у криминалитета всей России. Когда то этот вор в законе только одним телефонным звонком мог решить любые проблемы, с которыми к нему шли лидеры Московских преступных группировок. Его влияние было в 90-е годы не меньше чем у Деда Хасана и знаменитого Япончика. Именно Паше Цирулю многие московские и подмосковные ОПГ доверили на хранение свои общаки.

Деньги, которые получал на хранение Цируль, складировались целыми коробками в тайниках его особняка в Жостово, которыми он был специально оборудован. У законника были свои кассиры, которые отчитывались за каждый принятый и переданный им рубль. Воровская касса действовала четко, никто не мог упрекнуть Цируля в неправильном распоряжении деньгами.

Хотя были случаи, когда вор давал взаймы крупные суммы бизнесменам, которые обещали ворачивать займы вовремя и с необходимыми процентами. Можно сказать, что Цируль рисковал, инвестируя подобным образом бизнес. Но как правило, все отдавали долги задолго до конечного срока возврата. Правда было несколько случаев просрочки, за которые коммерсанты в итоге поплатились.

Паша Зверь

Павель Захаров родился в Марьиной Роще в 1939 году, и являлся вором старой закалки, когда малолетки начинали воровать из-за нужды, так как на дворе стояло послевоенное голодное время. Именно эти годы породили достаточно карманных воров, впоследствии ставших задавать весь воровской «курс». И Павел Захаров был в их числе. Свои первые кражи он совершал в младших классах, причем первой жертвой была родная бабушка, с которой жило семейство Захаровых. Именно у нее он воровал деньги, которые та откладывала на нужды семьи.

Вор в законе Саша Шорин

Павел так и не доучился в школе, окончив всего пять классов, стал все время пропадать на улице. Здесь и воровал у прохожих из кармана, вместе с такими же малолетками, как и он. Хотя по большему счету, семья Захаровых не считалась бедной. Отец семейства был начальником цеха одного из крупных столичных заводов, и неплохо зарабатывал по тем меркам. Но вот его сын встал на путь воровства из-за навеянной улицей воровской романтики, которой бредили многие подростки. Так он и связался с уголовниками, которые стали его наставниками в криминальных делах. Сам Саша Шорин поговаривают, учил молодого Пашу ремеслу карманника.

У Захарова довольно успешно получалось незаметно вытаскивать из карманов прохожих кошельки. Вскоре о нем уже знали другие московские воры, так как часто про успехи «коллег» рассказывали во время совместных посиделок где-нибудь в теплом месте.

Так бы Захарову воровать и воровать, но он чтя воровские порядки, в 19 лет неожиданно для родственников, взял на себя чужое убийство, которое совершил один из блатных. Таким образом, Павел показал о своем намерении связать всю свою жизнь с криминальным миром. Хотя по другим источникам, свой срок Захаров получил за другие преступления.

Впрочем, очутившись в колонии, Захаров особо не выделялся из общей массы заключенных, которые следовали воровским понятиям. Единственное, что его отличало, так это умение стричь под расческу. Так он, вскоре и стал у лагерных отрицал «личным» парикмахером. Свое первое прозвище Цируль, Паша получил, когда стриг очередного авторитетного заключенного и случайно порезал ему ухо. Да так сильно, что полилась кровь. Говорят, что в тот момент молодой Захаров оторопел, ожидая неминуемой расплаты. Однако его «клиент» вдруг раздобрился и произнес фразу, которая стала в дальнейшем погонялом на всю оставшуюся жизнь — Цируль.

Самое интересное, что уже через несколько месяцев после этого случая, Павел Захаров был коронован в воры в законе. Он действительно, по мнению всех, кто одобрял его кандидатуру, был достоин этого титула. Цируль как мог поддерживал воровское движение, конфликтовал с администрацией, часто был бит охраной и водворялся в карцеры. Но не сломался под гнетом, так ни разу и не появившись на работе в промзоне.

Внизу слева направо воры в законе: Павел Захаров (Цируль) и Датико Цихелашвили (Дато Ташкентский); вверху слева: Юрий Ким (Юра Ташкентский), Москва

Из 10 назначенных судом лет, Паша Цируль провел в колонии всего три года, и по амнистии был освобожден. На воле его встречали уже как авторитетного человека. Он сразу же стал своим среди уголовников, которые промышляли различными преступлениями на рынках Москвы. Естественно, что Цируль присоединился к ним, и вновь стал таскать из карманов зазевавшихся горожан и посетителей рынков кошельки. Этого уже требовала не только натура Захарова, но и его статус вора в законе, который был обязан сам выходить на дело. Только воровством и можно было подтверждать свой высший криминальный титул.

На воровстве его и поймали уже через год после освобождения. На этот раз срок заточения был больше — к трем годам, назначенных судом, прибавилась еще пара лет уже в самой колонии, где вор в законе устраивал яростные стычки с администрацией. На свободе Павел Захаров очутился только в 1967 году, получив в тюрьме еще одно прозвище — Паша Зверь, за свой бешеный нрав и жестокость, которую проявлял при лагерных разборках.

Поговаривают, что именно после второй отсидки Паша Цируль стал именно тем, кем его знали все оставшееся время — Пашей Зверем, с буйным нравом и скорым на расправу.

Ломщики Цируля

Выйдя в очередной раз на свободу, Цируль уже не стал возвращаться к прошлому ремеслу. В семидесятые годы в СССР был дефицит валюты, и гражданам, которые по работе вынуждены были выезжать за границу, эти командировки оплачивались чеками «Внешпосылторга». На эти чеки можно было купить товары исключительно в сети специальных магазинов — «Берёзках», где реализовывался широкий набор разнообразных товаров, преимущественно импортных, которые отсутствовали в обычных «рублёвых» магазинах.

Тогда и появились «ломщики чеков». Бригады формировались из числа грамотных преступников, молодых людей. В основном это были спортсмены, хорошо одетые, умеющие говорить и имеющие навык психологических контактов. Они еще на подходе к магазину спрашивали: «Есть ли у вас чеки, я возьму один к трем». У государства обмен был один к одному.

Магазин «Березка» в СССР

Наивные обладатели чеков с удовольствием шли на сделку, ведь они знали: номинал «валюты» гораздо выше, чем за нее дает государство. Но в большинстве случаев ослепленные выгодным курсом граждане становились жертвами обмана: вместо обещанной суммы у них в руках оказывалась «кукла» – пачка нарезанной по размеру денег бумаги.

Такую бригаду и возглавил Паша Цируль. Его людей, предлагающие выгодный курс обмена чеков на рубли, можно было встретить практически вокруг всех «Березок». Помимо ломщиков Паши Цируля, здесь можно было встретить и бригады других не менее известных авторитетов тех времен. Если они и конфликтовали между собой, то с Цирулевскими старались не связываться, так как молва об их лидере была нелицеприятной — он быстро расправлялся с теми, кто претендовал на его территорию у «Березок».

Наркобизнес Цируля

Авторитет, который достиг Паша Зверь и его амбиции, потянули его на рискованное во всех отношениях дело — торговлю наркотиками. Дело в том, что Паша Цируль был поставлен смотрящим по Пушкинской ОПГ, лидеры которой еще во времена СССР озаботились поставкой сюда кокаина. Не без их участия, Цируль наладил поставки наркотиков из Южной Америки. Но самый крупный куш он совместно с Пушкинской группировкой собирался провернуть с поставкой крупнейшей на то время партией наркотика, которая должна была прибыть в Россию из Колумбии, и Паша Цируль вызвался проконтролировать это дело.

От себя вор в законе выделил братве человека по прозвищу Пузо. В конечном итоге сделка была сорвана, колумбийцев встревожил подручный Пузо по кличке Боксер, который во время переговоров произнес что-то лишнее, что им не понравилось. В итоге, по слухам, Паша Цируль организовал убийство Боксера.

Второй слева: Паша Цируль с супругой Розой и близкими

К тому времени за Цирулем уже следили милиционеры, и в 1982 году им удалось его задержать, а потом и предъявить обвинения в целом «букете» преступлений — кража, хранение наркотиков и оружия. Освободился Паша Цируль в 1985 году, и сразу смекнул, что на дворе перемены. Воры во всю трясли цеховиков (подпольные коммерсанты), и уже редко выходили на какое-либо именно воровское дело. Так и Цируль вновь создал банду и стал трясти подпольных миллионеров. А вскоре, когда вышел закон о кооперации, то и расширилась сфера влияния вора, когда его группировка стала брать под свою опеку только начинающийся легальный бизнес.

Смотрящий по Московским ОПГ

Вор в законе Цируль был уже в большом авторитете, когда создавались первые московские группировки. Сначала это были банды грабителей, в дальнейшем переквалифицировавшиеся в рэкетиров. Он еще с доперестроечных времен общался со многими лидерами этих банд, порой совершая совместные преступления. И когда начался процесс легализации бизнеса, то Цируль уже имел связи во всех старейших ОПГ Москвы, которые взяли крен в сторону рэкета. С его помощью Долгопрудненская группировка даже смогла взять под свой контроль территорию обоих аэропортов «Шереметьево», а сам вор в законе контролировал ряд преступных группировок, в том числе и знаменитую Казанскую ОПГ.

Паша Цируль с женой и авторитетом Волком в Сан-Франциско, США

Помимо того, в один из дней Цируль был поставлен хранителем воровского общака московских группировок. Такая честь была ему оказана, так как Паша Зверь не запятнал свое имя в криминальном мире, которому требовался казначей, у которого можно было держать криминальную наличность, без боязни потери денег. Имя Цируля выступало гарантом в любых денежных вопросах.

Вор в законе Василий Петров — Вася Очко

С началом 90-х Паша Цируль имел уже достаточно денег, и часть из них направлял в коммерцию, за что ему стали поступать претензии со стороны старых законников. Конкретно вор Вася Очко стал считать Цируля барыгой, который не может иметь ничего общего с воровским. Другой влиятельный законник Вячеслав Иваньков (Япончик), тоже враждовал с Цирулем, только уже не за понятия, а именно из-за коммерческих вопросов. Япончику не по нраву было то, что Цируль на территории США открыл несколько прачечных и ресторанный бизнес, что перечило интересам Япончика, который тоже осваивал американскую землю.

Между ними завязался серьезный конфликт, и воры даже подсылали друг к другу киллеров. Однако ни та ни другая сторона так и не пострадала от действий наемных убийц. Эта вражда двух воров казалась странной, так как именно Цируль способствовал в 1991 году выходу Япончика из Тулунской тюрьмы, заплатив внушительную сумму для этого из общака. До американской эпопеи, Япончика часто можно было встретить в доме Цируля, здесь он был желанным гостем. Но деньги испортили их отношения.

Зато Васе Очко пришлось хуже всех. Павел Захаров с компанией встретился с ним в гостинице «Ялта», в кафе театра варьете, где в помещении для танцовщиц ему были нанесены многочисленные огнестрельные и ножевые ранения, от которых он скончался. Воровские кланы не стали предъявлять претензий к Паше Цирулю, поскольку такой итог стал результатом его давних личных «разборок» с убитым. К тому же на стороне Паши выступил авторитетный вор Вася Корж.

Особняк для хранения денег

Постоянным местом жительства для Цируля стал поселок Жостово Мытищинского района. Здесь он возвел большой особняк с тайными коридорами и тоннелем, ведущим за поселок. Это строительство по самым низким расчетам, могло стоить вору в законе более двух миллионов долларов. Вокруг дома и внутри него работали видеокамеры, фиксирующие все, что происходит вокруг. На территории особняка работала охрана. Такие меры безопасности были сделаны не зря, ведь Паше Цирулю свозили наличность многие группировки, и он обязан был содержать деньги под усиленной охраной.

Имелся у Захарова и еще один особняк, находившийся в Карловых Варах. Помимо недвижимости, вор в законе имел и собственный автопарк, насчитывающий 19 элитных автомобилей.

Павел Захаров с любимой женой Розой

Надо сказать, что у Захарова была семья — любимая женщина Роза, которую он очень любил, и дочь с сыном. Причем, чтобы обойти воровской закон о том, что вор не может иметь семьи, Роза зарегистрировала фиктивный брак с братом Цируля, но сожительствовала с Павлом Захаровым. Она и подарила ему сына, а дочь была у вора в законе от прошлых отношений.

Говорят, Роза привыкла видеть у них в доме всех криминальных авторитетов Москвы и Подмосковья, которые ежедневно посещали ее сожителя. Но в декабре 1994 года ей пришлось увидеть и то, как спецназ штурмует их жилище. Силовики пришли за Цирулем, но не сумев пройти на его территорию, вынуждены были привлечь спецназ для помощи. Пока они врывались в особняк, Цируль успел спуститься в свой тоннель, но долго по нему не прошел — силовики быстро настигли его в подземном лабиринте. Здесь его и избили без свидетелей. Вор в законе был уже не молод, а также страдал рядом хронических заболеваний, и не мог оказать сопротивления. Да ему бы и не позволили этого сделать.

В общем, в очередной раз Цируль оказался в застенках спецслужб. Дома у него ничего не нашли, как и при личном досмотре. Зато уже в кабинете следователя, край его плаща стукнулся о стену и прозвучал лязг металла. Оперативники быстро сняли плащ с авторитета и нашли в подкладке пистолет ТТ.

Последнее заключение

Начались долгие дни в СИЗО Лефортово. Помимо найденного пистолета, Цирулю предъявляли использование фиктивных документов, по которым он проходил лечение в одной из клиник. В то время, по некоторым данным, вор в законе уже плотно «сидел» на игле, принимая ежедневно наркотики. В СИЗО ему становилось плохо, и он пытался получить наркотики через своего адвоката. Но в этом СИЗО это было сложно сделать.

Вор в законе Павел Захаров — Паша Цируль

Дело в том, что до перевода в Лефортово, Цируля держали сначала в Бутырке, а затем в Матросской Тишине, но везде вор смог найти способ для общения с людьми на воле и передачи ему зелья. Поэтому его и перевели в самый неприступный изолятор спецслужб Лефортово. Здесь для Цируля начался кошмар. У него не было контактов с внешним миром. Единственное, что он смог сделать — через адвоката отсылать малявы братве на волю с указанием посодействовать его освобождению. Его люди передали, что этот вопрос возможно решить за 500 тысяч долларов. Однако Цируль, все время находящийся рядом с огромными деньгами, запретил платить эту сумму за свою свободу.

Затем с подачи спецслужб, в СМИ просочилась информация, что Паша Цируль отказался от своего воровского титула. Газету с этой информацией подсунули и в камеру к заключенному. Узнав об этом Паша негодовал, а затем вообще сник. Но самым большим ударом для вора, стал арест его любимой Розы, когда она пыталась пронести ему наркотики, идя на свиданку к нему. Ей в итоге за это присудили пять с половиной лет заключения.

Во время очередного допроса 23 января 1997 года, Паша Цируль стал терять сознание, видимо сказывалась наркотическая зависимость, от которой он так и не смог избавиться. Здесь в кабинете он и умер, так и не придя в сознание.

Похороны Павла Захарова состоялись на Головинском кладбище Москвы. Спецслужбы думали, что сюда съедутся многие авторитетные личности, чтобы проводить достойно старого и влиятельного законника. Они приготовили необходимую аппаратуру, чтобы фиксировать прибывших воров. Но никто из авторитетов высшего звена так и не появился на могиле Паши Зверя. Присутствовали только родные. Памятник также был поставлен как у обычного смертного, не в пример похороненным авторитетам, даже не имевших и треть влияния Цируля.

Могила вора в законе Павла Захарова (Цируль)

С уходом с криминальной сцены Цируля, лидерам Московских группировок пришлось забирать свои деньги, благо они были спрятаны в тайниках, до которых так и не добрались спецслужбы. Под покровом ночи, пока Цируль еще сидел в Лефортово, к его особняку в Жостово подъехало более десяти машин. Из них вышли люди и направились в дом. После этого соседи видели, как здоровые парни вытаскивают из владений Паши Зверя огромные коробки, которые еле помещались в багажники автомобилей. Погрузив коробки в машины, братва уехала в неизвестном направлении. А прибывшие на следующий день оперативники увидели в коридорах особняка открытые люки железных ящиков, которые были умело вмонтированы в полу и стенах дома, столь неприметные для глаза. Ящики были пусты. Московская братва забрала свои деньги до последней копейки.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *