Крестный Таро — вор в законе Кукура Твалеба

Вор в законе Георгий Зедашидзе — Кукура Твалеба

Осталось чуть больше полугода до того дня, когда самый влиятельный на постсоветском пространстве «вор в законе» Тариэл Ониани выйдет на свободу. Арестованный в июне 2009 года в Подмосковье, после годичного следствия, он был осужден судом на 10 лет заключения. Его обвиняли в похищении предпринимателя с грузинскими корнями Джонни Манагадзе и вымогательстве у него $200 тысяч. Все десять лет Ониани пробыл в жесткой изоляции от остальных заключенных.

В прошлом году из Восточной Сибири его этапировали в мрачный Соль-илецкий «Черный дельфин», в последней попытке сломить волю. Судя по всему, из «Черного дельфина» ему и предстоит появиться на воле. Россия не хочет иметь на своей территории столь проблемного вора. Ведь он стал одним из инициаторов глобальной «воровской» войны, вспыхнувшей незадолго до его «посадки»» и унесшей жизни несколько десятков видных представителей криминального мира, среди которых оказались явные лидеры последних десятилетий Япончик (Иваньков) и Дед Хасан (Усоян). Последствия ее еще продолжают расхлебывать правоохранительные органы. Власти недавно объявили заключенному о нежелательности его пребывания на российской территории. Таро, сразу после выхода за пределы тюрьмы, подлежит высылке за пределы страны.

Точно его путь не будет лежать на родину ─ в Грузию. Там действует жесткий закон в отношении верхушки криминального мира ─ «воров в законе», и Таро неизбежно получит следующий десятилетний срок. Не будь этого препятствия, наверняка, он посетил бы родной город Ткибули, в котором уже не был несколько десятков лет. Еще он посетил бы могилу человека, давшего ему путевку в жизнь. Речь идет о грузинском воре Кукуре Твалеба (Георгий Задашидзе). В прошлом году, чуть не дотянув до девяностолетнего возраста, он тихо скончался в своем родном доме и был упокоен на кутаисском кладбище.

Вор в законе Тариел Ониани — Таро

В 1979 году на сходке Задашидзе поручился за молодого Таро, только что отбывшего первый тюремный срок. Еще один крестник старого кутаисского вора Тимур Цико (Гоголашвили) более благополучно, чем его знаменитый собрат, прошел опасный воровской путь, избежав таких огромных сроков наказания. Сейчас он на свободе и проживает где то в далеких, не менее теплых, чем на родине краях.

Сам «крестный отец» по причине преклонного возраста, давно отошел от «воровской» жизни. Грузинские борцы с организованной преступностью не имеют к нему никаких претензий и давно вычеркнули из списков опасного преступного элемента, подлежащего неусыпному контролю. Правильнее даже предположить, что Георгий Задашидзе никогда в этих списках и не состоял.

Вор в законе Кукура Твалеба

Очень давно, в первой половине 80-х годов, с приходом к власти в Советском Союзе генсека Андропова, в Грузию зачастили эмиссары из центра. В СССР была объявлена всеобщая борьба с преступностью и нетрудовыми доходами, а Грузия к тому времени стала именем нарицательным для обозначения любого беззакония. В республике процветал культ «воров в законе», создавших параллельную официальной ветвь власти. Во многих случаях она действовала даже во много раз эффективнее, чем обленившиеся партийные чиновники.

Специальные комиссии сотрудников центрального аппарата МВД, нахлынувшие в Тбилиси, мобилизовали местную милицию на борьбу с «черной» властью. «Прессовать» начали даже проживавших на воле воров. Кукура Твалеба, которому пошел уже шестой десяток, не избежал этой участи. Неизвестно, что конкретно его сподвигло, но в конце 80-х годов он появился в передаче республиканского телевидения. В интервью корреспонденту «вор в законе» рассказал, что выращивает свиней на маленькой ферме, живет тихой жизнью законопослушного жителя Грузии, не имеет ничего общего с понятиями и не считает себя коронованной особой.

В прежних воровских понятиях отказ от них считается довольно постыдным поступком, но, судя по всему, у Георгия Задашидзе были на это какие то уважительные причины. Прежние братья от него не отвернулись. «Отошедший», после публичного отречения неоднократно участвовал в траурных церемониях проводя в последний путь грузинских «воров в законе», собиравших огромное количество приверженцев «воровского хода». В 1990 году он появился в Самтредиа на похоронах вора Кочлы (Манджгаладзе). Через 13 лет его видели в родном Кутаиси у гроба «вора в законе» Кеннеди (Гоголашвили).

Вор в законе Александр Бандзеладзе — Цацо

В молодости Кукура Твалеба отметился, как фанатичный последователь воровских жизненных правил. Он стал инициатором лишения имени авторитетного вора Цацо (Бандзеладзе). Причиной стала обнаруженная им фотография, на которой молодой Цацо был одет в воинскую форму. Служба в армии автоматически лишала вора права на ношение имени. По логике Кукуры, настоящий вор не должен был служить, а тем более скрывать от собратьев этот факт.

Сам Цацо характеризовался знакомыми с ним людьми, как крайне непредсказуемый и резкий человек. В армию его действительно забрали, но следуя к месту службы в поезде, новобранец с ножом напал на сопровождавших рекрутов офицеров, разогнал их по углам и выпрыгнул на ходу из вагона. Его поймали и все же надели на него погоны стройбатовца. Не все, зная буйный характер Цацо, решались с ним конфликтовать, но Зедашидзе проявил принципиальность. Цацо обиделся на весь воровской мир, обругал всех собравшихся на сходку матом, удалился, и посчитал недостойным себя просить пересмотреть неправедное, по его мнению решение. Он так и умер «не вором» в 1995 году в Цхалтубо.

Другая встреча Кукуры Твалебы с таким же принципиальным, как он вором, закончилась для него весьма печально. В 1983 году произошел локальный конфликт между группой кутаисских и мегрельских воров. Кукуру пригласили поучаствовать в конфликте в качестве арбитра. По возрасту, жизненному опыту и авторитету, он больше всего подходил для этой роли. В числе участвующих в сходке оказался совсем юный восемнадцатилетний вор Пацо (Ткешелашвили).

Вор в законе Акакий Ткешелашвили — Пацо

Собрание выдалось весьма бурным. Каждая сторона обвиняла другую во всех смертных грехах и жутких преступлениях, несовместимых со строгой воровской этикой. Одной десятой из всего предъявленного хватило для того, чтобы основательно «дать по ушам». Вывалив друг на друга обвинения, воры понемногу успокоились. Взял слово председательствующий Кукура Твалеба и уговорил присутствующих сделать шаг к примирению, после чего все «воры в законе», моментально забыв прежние обиды, начали брататься. Пацо был шокирован. По его мнению, озвученными обвинениями нельзя беспочвенно бросаться. Обязательно должны быть найдены правая и неправая сторона, которая должна понести суровое наказание. Оставлять без последствий такие проступки воры не вправе, если они действительно воры.

Вывод Пацо был следующим. Из присутствующих больше никто не имеет право называть себя «вором в законе», включая и самого миротворца. Пацо и примкнувший к нему Маци (Тутберидзе) объявили свое решение и покинули сходку. Случилась первая в истории воровского мира действительно массовая «раскоронация». Имени, кроме Георгия Зедашидзе, лишились Джони Кутаисский (Рижамадзе), братья Резо и Тенгиз Кутаисские (Хачапуридзе), Джуго Кутаисский (Гелашвили), Мамука Тбилисский (Амашукели), Какула (Давитулиани) и Окро (Беселия). Через несколько месяцев вершитель чужих судеб Пацо погиб в автокатострофе. Другой строгий блюститель понятий Маци умер в Москве от рака через 2 десятка лет.

Из всех лишенных имени только Мамука Тбилисский и Окро попытались добиться пересмотра решения, но неудачно. Вся компания так навсегда и осталась вне воровского закона. Георгий Зедалидзе с головой ушел в животноводство, но взамен спокойно прожил до преклонных лет, наверняка интересуясь судьбой своих крестников Тимур Цико и Таро.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *