Кровавая битва за АвтоВАЗ

Борис Березовский

Особые «аллеи славы» есть на кладбищах всех крупных городов России. Рядом лежат люди, погибшие в криминальные войны девяностых. Бизнесмены, банкиры и их палачи. В Тольятти такие захоронения начали появляться в 92-ом, когда был акционирован «АвтоВАЗ».

Сесть за руль «девятки» или хотя бы «шестерки» в начале девяностых хотели все. И преступные группировки рвали зубами завод, выпускавший объект мечты всех граждан. Эта была настоящая мясорубка, где никто никого не щадил, где автомат Калашникова был привычным способом решения любых споров.

Июнь 2004 года. На асфальте московской улицы Докукина следы крови журналиста Пола Хлебникова. Его убили рядом с офисом российского издания «Форбс». Хлебников был потомком русских эмигрантов. Родился в Нью-Йорке. Имел блестящее образование. Но в конце восьмидесятых молодой доктор наук стряхнул с себя библиотечную пыль и стал журналистом, который специализируется на громких расследованиях.

Мимо него в тот вечер быстро проехали «жигули». Из машины раздалась автоматная очередь. «Скорая» ехала к Хлебникову целый час, и умер он в больнице, так и не добравшись до операционного стола. Главред российского «Форбс» и врачи застряли в лифте.

Американский журналист русского происхождения Пол (Павел) Хлебников

Панихида по Полу Хлебникову состоялась в Храме Христа Спасителя. И представители Генеральной прокуратуры почти сразу после смерти журналиста заявили, что с жизнью он расплатился за книгу «Разговор с варваром» — многочасовое интервью с чеченцем Нухаевым. Хлебников описал биографию одного из самых страшных бандитов России: как он учился на юрфаке МГУ, потом занимался рэкетом, потом стал вице-премьером при террористе Дудаеве и отхватил огромный кусок нефтяного пирога, как сотрудничал с «Юкосом» и сколько пролил крови.

Но Нухаева к моменту убийства Хлебникова в России не было уже 3,5 года. Его объявили в международный розыск. А коллеги Пола вспомнили еще одного злостного врага журналиста — Бориса Березовского.

В 96-ом американский Forbes напечатал статью под интригующим заглавием «Крестный отец Кремля?». Так Хлебников назвал Березовского, с которым встречался несколько раз. А потом появилась и книга о грязном бизнесе БАБа. Журналист очень глубоко погрузился во все схемы главного в то время российского олигарха, в том числе его криминальный бизнес в Тольятти. Не секрет, что и статью в журнале, и книгу Березовский воспринял весьма болезненно.

Появление Березовского на ВАЗе

В начале восьмидесятых на «ВАЗе» затеяли модернизацию, решили внедрить автоматизированную систему управления производством. Приехали консультанты из Москвы. Среди них был человек, про которого никто бы тогда не подумал, что он перевернет со временем на заводе все вверх дном. Молодой ученый-математик Борис Березовский выглядел тогда ужасно. От завода веяло благополучием и достатком, а от Березовского – советской нищетой.

«ЛогоВАЗ». Начало 1990-х. Борис Березовский с Николаем Глушковым

Фотограф Станислав Казаков, сотрудник «АвтоВАЗа», запомнил его сутулым человеком в каком-то старом, неприглядном пальто. Юрий Целиков, бывший глава МАД «АвтоВАЗа», вспоминает: «Березовский как серая мышь прятался и нигде не показывался. Он ни с кем не общался, не считая нужных ему руководителей». Но прошло немного времени, и Березовский освоился на заводе и развернул масштабный бизнес. У него уже был спекулянтский опыт, он даже немного посидел за это в тюрьме. Из Тольятти Борис Абрамович начал таскать в Москву запчасти.

Рассказывает журналист, политик Александр Хинштейн: «В те времена дверь от «жигулей» — это даже более ценный актив, чем сегодня $10000. Ты мог быть академиком, министром, народным артистом, но если у тебя помяли «жигули», то новую дверь или капот ты просто так не найдешь».

Березовский станет в лихие девяностые одним из богатейших людей в России. У него будет целый автопарк самых дорогих иномарок, а также самолеты и яхты. Говорят, что если бы он захотел, то смог бы украсть у государства для себя хоть космический корабль.

Но тогда у него, как говорил сам Борис Абрамович, было «полмашины». Купили на двоих с другом подержанный «жигуль» у поэта Андрея Вознесенского. И на «ВАЗе» Березовскому становится просто плохо с сердцем: вокруг тысячи новеньких машин. Он быстро смекнул, что здесь золотое дно.

Хинштейн продолжает: «Он был хороший организатор и, как тогда говорили, «человек повышенной проходимости».

«Мне уже 40, — вздыхал Березовский, — а я все еще не миллионер». И он начал действовать: организовывать диссертации нужным людям и ввинчиваться в верхушку предприятия. Для начала попросил на реализацию тысячу автомобилей. И ему пошли навстречу.

Рассказывает адвокат Карен Нерсесян: «Он умел все сделать так, что люди потом сами не понимали, как они стали на него работать».

Это смешно и при этом грустно до слез, но в то время можно было купить хорошие отношения нужного человека совсем без чемоданов денег. Вся Россия была голодной. И мерилом счастья была колбаса, за которую бились, потеряв человеческий облик.

Борис Абрамович приехал на «ВАЗ» с дефицитным сервелатом. И когда московский гость шел по заводу, за ним следовал колбасный дух. Он нарезал дефицит на тоненькие кусочки и угощал исключительно руководство завода, с которым регулярно устраивал алкогольные посиделки. Прошло года два, и он стал на «АвтоВАЗе» королем, но выпить для этого БАБу пришлось очень много.

Система Бориса Березовского

Леонид Брежнев подписал решение о строительстве «Волжского автозавода» в 1966-ом. И это был редкий пример суперуспешного предприятия в стране с абсурдной плановой экономикой. «Жигули» всегда считались жирной социальной меткой, признаком высокого статуса. Это был дефицит из дефицитов. В очереди за машиной стояли годами. Люди переходили с масла на маргарин, сидели на хлебе и макаронах, донашивали старую одежду и копили-копили. Вдруг очередь дойдет, а денег не хватит.

Но стоило ли оно того? Детали нередко вколачивали молотком, подкручивали вручную, было немало брака и разгильдяйства. На простенькую, по большому счету, машину на конвейере человеко-часов тратили в 30 раз больше, чем в США или Японии на автомобили куда сложнее.

Но иномарки тогда были только у самых избранных. Из известных личностей: у Андрея Миронова и Владимира Высоцкого, балерины Галины Улановой, космонавтов Юрия Гагарина и Алексея Леонова. А вот «жигули» были мечтой все же достижимой. А когда в конце восьмидесятых были запущены новые модели, которые стали красить в модные цвета, у граждан, как говорят в народе, просто крышу сорвало.

Одна из машин Владимира Высоцкого

Хинштейн вспоминает: «Я покупал с рук бэушную «восьмерку». Я помню эти ощущения обладания автомобилем, но описать их у меня не хватает слов. Это что-то космическое».

На «АвтоВАЗе» Борис Березовский познакомился с человеком, который станет его главным другом и, по сути, второй половиной. Вместе они станут миллиардерами. Бадри Патаркацишвили приехал в Тольятти из Грузии, но до встречи с БАБом вертел дела мелкие и только мечтал о миллионах. А вместе они станут страшной силой. Березовский придумывал хитрые комбинации, а Бадри занимался финансами и документами. В 89-ом они создали фирму «ЛогоВАЗ», которая стала основным партнером завода в реализации автомобилей.

«Они брали машины на реализацию без предоплаты, — комментирует Хинштейн. – Но поскольку в начале девяностых в стране началась безумная инфляция, то за то время, пока автомобили продавались, деньги, возвращаемые в Тольятти, неимоверно обесценивались».

«Доходило до того, — рассказывает Целиков, — что с тысячи автомобилей Березовский платил, если брать новые цены, только за сто. По сути, девятьсот машин с каждой тысячи ему доставались даром».

Гендиректором «АвтоВАЗа» в то время был уважаемый в городе Владимир Каданников. Позже он даже станет вице-премьером, его очень ценили в Кремле. Сначала всем казалось, что БАБ наладит сбыт товара, и завод разбогатеет. Но шло время, а все получалось ровно наоборот: долги предприятия росли. Зато сам Борис Абрамыч наварился так, как никто.
Борис Березовский за несколько лет бурной деятельности в Тольятти превратил крупнейший автомобильный завод в еле живой организм, который просто рвали зубами подконтрольные БАБу фирмы и криминальные структуры.

Владимир Каданников

«На «АвтоВАЗе» была крупнейшая во всей стране задолженность по зарплате, — рассказывает Хинштейн. – И по налогам тоже».

При этом Березовский становился все богаче. Он придумал гениальную схему: убедил руководство завода как можно больше автомобилей продавать за рубеж по льготным ценам.
Рассказывает Николай Ковалев, экс-директор ФСБ: «На тот период времени за рубежом те же самые автомобили «ВАЗ» стоили порядка $2000-4000. А вот у нас в стране их продавали за $7000-8000.

Березовский скупал автомобили и отправлял их за рубеж. «Девятка» обходилась ему, к примеру, в $3000. За границей от машин почему-то отказывались, и они возвращались назад. И в России одну «девятку» Березовский продавал уже минимум за $7000.

Целиков рассказывает: «Машины загружали на судно. Оно отплывало, сутки стояло на рейде, потом возвращалось и разгружалось. И Березовский реализовывал товар уже по рыночным ценам».

«Жигули» загружают на судно

На заре 90-х каждое второе предприятие РФ обанкротилось и закрылось. Тяжелая и оборонная индустрии находились в параличе. Слово «безработица» еще недавно было каким-то заграничным, свойственным «загнивающему Западу». А теперь это норма российской жизни. Половина населения РФ в те времена просто-напросто недоедала.

Писатель Александр Михайлов комментирует: «Но поскольку теперь эту машину можно было свободно купить (если были деньги, конечно), властям многое прощалось. Ведь прошлая власть не давала такой возможности».

Алик Гасанов

Алик Гасанов — в те годы это имя в Тольятти знали все. Вокруг этого миллионера крутились все самые ушлые коммерсанты и высокие городские чиновники. Кроме этого, он был хорош собой. Яркий мужчина, спортсмен, любитель красивых машин и женщин. Он был сказочно богат. Его жене, Оксане Лабинцевой, завидовал весь Тольятти. Гасанов был главой фирмы «Мега-Лада», а также финансистом рузляевской ОПГ. По сути, кошельком одного из главных криминальных авторитетов в городе – Дмитрия Рузляева.

Алик Гасанов

Получить с «АвтоВАЗа» машины для продажи могло ограниченное число людей. Алик Гасанов и его супруга Оксана вступают в сговор с руководством завода и закупают автомобили по заниженным ценам. В доле с ними были бандиты, которые давали «крышу». Могли, если что, «прессануть» заводское начальство или многочисленных конкурентов.
Буквально за пару лет Алик Гасанов построил сверхприбыльный бизнес.

«Под банковскую гарантию заключался договор, — комментирует Владимир Ягутян, директор дилерской фирмы по продаже автомобилей. – Эта гарантия предусматривала оплату в течение определенного срока после отгрузки. Машины по этому договору отгружались, а потом выяснялось, что банковская гарантия была фиктивной».

Самым крупным, как тогда выражались, «кидком» была партия на 5000 автомобилей. И автором схемы был как раз Алик Гасанов, за неделю положивший в карман $2 миллиона.
За тем, что происходит на «АвтоВАЗе», следит вся страна. В девяностые вести из Тольятти – лучше всякого боевика. Тут и бандиты, и огромные деньги, и кровь, и мафия. Город грехов, где все живут в страхе. За свою жизнь боятся все работники завода.

Рассказывает Алексей Леньшин, дилер «АвтоВАЗа»: «Люди шли через шестнадцатый КПП на работу, а буквально в пятидесяти метрах бандюки дележ устроили. Стрельба была даже из автоматов».

Криминалитет, по сути, оккупировал автозавод, запугал руководство. Сотрудники милиции в полном ужасе. Наиболее горячее место – пост ГАИ, который называется «рубеж». Его не может миновать никто из выезжающих из Тольятти. И постовые стоят с автоматами.

Алик Гасанов был уверен, что ему ничего не угрожает, и становился все богаче. В общей сложности он кинул «АвтоВАЗ» на $6 миллионов. В те годы это была просто астрономическая сумма. «Бояться волков, — говорил Алик, — в лес не ходить. А я с волками заодно».

Алик Гасанов и Оксана Лабинцева

Все свои дела Гасанов вертел с женой Оксаной. Но глубоко в свои схемы ее не погружал. Ему просто льстило, что на переговорах рядом с ним находилась красивая, эффектная женщина. И Оксана считала, что брак с Гасановым – счастливый лотерейный билет. У него много денег, и он со всеми может договориться.

Его убили в день рождения, когда Алик снял для широкого праздника самый дорогой в Тольятти ресторан. Гости произносили тосты, что жизнь его абсолютно удалась. Разгоряченный спиртными напитками он вышел покурить, и его сразили пули киллера.

Еще вчера Оксана являлась неофициальной первой леди города. Самая дорогая одежда, самая красивая жизнь, богатый и любящий муж, двое сыновей. А сегодня она осталась одна – в раздумьях, что делать дальше. Но Оксана была женщиной смелой и решила возглавить империю убитого мужа. Это было роковой ошибкой. Ей нужно было не пытаться выстраивать собственный бизнес, а быстро продать активы и просто исчезнуть из города.

Герои и злодеи

Ни один концерт группы «Комбинация» не обходился без песни про вишневую «девятку». До середины девяностых мерилом жизненного успеха была именно эта модель «жигулей». В постперестроечном кино на таких крутых тачках ездят в основном криминальные личности и богачи с нехорошей репутацией. Тольятти в те годы стал наиболее криминогенной точкой РФ. «АвтоВАЗ» контролирует одновременно несколько истребляющих друг друга ОПГ.

Владимир Вдовин (Напарник, Папа)

Они воспользовались беспомощностью тогдашней российской власти, ведь наверху шла своя дележка. Одной из банд руководил Владимир Вдовин по прозвищу «Напарник», отсидевший за грабеж и хранение оружия. Человек, которого в Тольятти знали даже старики и дети.

Рассказывает журналист Павел Волошин: «Вдовин – один из первых понял, что на «АвтоВАЗе» можно зарабатывать серьезные деньги. Для этого он начал собирать команду».

У Вдовина был водитель, охранник и преданный слуга Дмитрий Рузляев. Он имел богатырский рост, за что получил прозвище «Большой Дима». Со временем Дима смекнул, что и сам способен сколотить вполне дееспособную банду. Он был, как говорится, сын уборщицы и алкоголика. Образования никакого, но наглости и смелости – выше крыши. И вскоре Рузляев стал главным врагом своего бывшего шефа. Он создал собственную ОПГ, получившую название «рузляевская» или Волговская. Она тоже принялась трясти «ВАЗ».

На заводе было одиннадцать заместителей гендиректора. И каждый имел свою квоту на машины, отгружая эту продукцию исключительно своим. Главными дилерами предприятия были родственники и друзья руководства. Но нужно быть готовым к тому, что к тебе нагрянут люди Рузляева или Вдовина и, угрожая расправой, потребуют отдать машины им.

Дмитрий Огородников

Рассказывает тольяттинский журналист Влад Трифонов: «Милиция не только ничего не предпринимала, но и не могла предпринять. Поскольку, с одной стороны, она была коррумпированной, с другой – у нее не было ни полномочий, ни понимания того, как с этим явлением бороться».

Но в городе все же были герои. Легенды ходили про молодого милиционера Дмитрия Огородникова, который практически в одиночку боролся со страшным криминальным спрутом. Поддержки у руководства не было никакой, бандиты грозились его убить, но он упорно лез прямо в их логова и пытался посадить на скамью подсудимых. Дмитрий понял, как воруют автомобили с завода, как работают все криминальные схемы и кто их «крышует» из представителей власти. На него было немало покушений. Огородникова пытались убить и люди, подосланные королями криминального мира, и бандитская шушера рангом пониже. Но смелому и сильному милиционеру каждый раз удавалось избежать, казалось бы, неминуемой смерти.

Дмитрий Рузляев (Дима Большой).

Весной 93-го возле одной из тольяттинских гостиниц возникла перестрелка между членами крупнейших местных преступных группировок: Рузляева и Вдовина. В стычке сошлись семьдесят бандюков. По вызову прибыл Огородников и вместе с несколькими товарищами смог остановить кровавую битву и даже арестовать несколько бандитов.

Рассказывает Волошин: «По итогам этой операции все получили внеочередные звания, а Огородникову подарили пластмассовый китайский фотоаппарат типа «мыльница».

В 1996 году в Тольятти убили одного из самых известных в городе воротил автомобильного рынка – Алика Гасанова. Он открывал ногой двери высоких чиновников и был кошельком мощной ОПГ, которой руководил Дмитрий Рузляев. Вместе они кинули «АвтоВАЗ» на десятки миллионов долларов. Алик Гасанов, как уже говорилось, погиб в день роскошного празднования собственного дня рождения. Его заказали конкуренты, тоже греющие руки на продукции «ВАЗа».

Рассказывает Михаил Синельников-Оришак, политолог: «Ситуация менялась буквально ежедневно. Не успел проклюнуться какой-нибудь новый авторитет, как его уже убивали. Неприкасаемых не было».

Оксана Лабинцева

Бизнес-империю Алика Гасанова решила возглавить его вдова Оксана Лабинцева. И как только она объявила о своих правах на масштабный бизнес, в ее офисе появились страшные бандитские рожи и потребовали отдать им все без лишнего визга. Но Оксана не испугалась, стала лично ездить на стрелки и пытаться выторговать для себя выгодные условия сотрудничества с криминальным миром. Ее сгубили замашки, которые передались ей от Гасанова. Она посчитала себя императрицей.

Бизнесвумен, то есть женщин, которые наравне с мужчинами зарабатывают большие деньги, в то время было еще очень мало. И бандиты категорически отказывались серьезно воспринимать каких-то баб. Вести дела с такими, как Оксана, им казалось просто немыслимым. Баба нужна для веселого отдыха или организации быта. Серьезный базар с ней невозможен.

Оксана Лабинцева

Оксана решила, что должна найти себе «крышу». И стала любовницей Андрея Милованова – одного из «крестных отцов» Тольятти. Он говорил ей, что защитит от всех наездов, вместе они заработают миллионы. Оксана была красивой женщиной, умела нравиться и быть эффектной. Но про личные качества вдовы Алика Гасанова в городе ходили неприятные слухи. Мол, была капризной, взбалмошной женщиной, потребляла кокаин.

Но несмотря на «крышу» в лице Милованова, бизнес Оксаны продолжали рвать зубами. В итоге любовник ее бросил, и она осталась со всеми проблемами наедине. Ее главными врагами были братья Поповы – бандиты, которых в городе считали безбашенными и очень жестокими. Общий язык Лабинцева с ними не нашла. И братья Поповы решили убить конкурентку. Выполнить их заказ взялся ее бывший любовник Милованов. Ему пообещали за устранение ненужной бабы $50000. Он выпустил в нее шесть пуль. Посреди белого дня, как это принято было тогда в Тольятти.

Рассказывает Синельников-Оришак: «Приблизительное число жертв в этой войне за «АвтоВАЗ» оценивается в тысячу человек. Но я уверен, что это не все. Ведь в подобных криминальных разборках очень много людей пропадает без вести. Человек просто исчезал. Многие не найдены до сих пор».

Авва Бориса Березовского

Но вернемся к Борису Березовскому — другому кровососу, разорявшему Тольятти. Его аппетиты были куда больше, чем у Алика Гасанова. БАБ много денег тратил на PR собственной персоны и внушал всей стране, что днем и ночью душой радеет за российский автопром. И без него все давно бы развалилось. Фирма Березовского – «AVVA» — пообещала сделать народный автомобиль: дешевым, комфортным, доступным.

Борис Березовский

Рассказывает Ковалев: «Все его проекты были завязаны на власть. Через нее он получал деньги, а через деньги – еще больше власти. Никакого народного автомобиля он строить, разумеется, не собирался».

Березовский заманчиво расписал всей стране, что на новый завод деньги должен собрать народ. Людям внушали, что они станут акционерами супер успешного предприятия. «Авву» поддерживал Борис Ельцин, учредителем был «АвтоВАЗ».

Собрали $50 миллионов. Но вскоре руководство «ВАЗа» заявило, что этой суммы на строительство нового завода никак не хватит. Сдавшие деньги в «Авву» остались ни с чем. Березовский, опорочив имя крупного завода, технично спрятался в тень. Как обычно.

Рассказывает экономист Михаил Делягин: «Это был, по сути, очередной «МММ». Но если Мавроди был осужден, то организаторы «Аввы» избежали даже намека на ответственность».

Убийство прокурора

В девяностые в Тольятти шла криминальная война, аналогов которой не было в мире. Кровь лилась каждый день. Город держали в страхе несколько мощных ОПГ. В результате рядового боя между ними могло за несколько минут погибнуть с десяток бойцов и случайных прохожих.

Но в 1994 году следственный отдел прокуратуры Тольятти возглавил человек честный и принципиальный – Радик Ягутян. Он объявил войну «автовазовским» мафиям и арестовал пятерых сотрудников финансовой службы завода, принимавших к оплате фиктивные банковские гарантии и векселя. Арестованные были готовы сдать тех, кто ставил подписи под липовыми договорами.

Радик Ягутян

Прокурор понимал, что начинается игра по-крупному. Он не расставался с оружием и просил родных быть предельно осторожными. Все же Радик Гайкович надеялся, что бандиты не посмеют уничтожить человека в прокурорских погонах. Но он был расстрелян из автомата. За день до того, как должен был получить санкции на арест высоких лиц – «крестных отцов» среди представителей власти.

«По сути, в России это было первое убийство прокурорского работника, — рассказывает Владимир Ягутян, сын Радика Ягутяна. – После этого арестованных людей выпустили, как будто бы никаких открытых дел и не было».

Березовский и чеченцы

В лихие девяностые за власть в России боролось несколько мощных этнических ОПГ. И всех сильнее в какой-то момент стала чеченская мафия, подмявшая под себя и игорный бизнес, и торговлю, и банковскую сферу. Тольятти держал в своих руках Шамад Бисултанов. Березовский имел с ним самые плотные контакты. А в Москве начальником Бисултанова был уже упоминавшийся здесь Хож-Ахмед Нухаев. БАБ отстегивал ему огромные деньги с оборота «ЛогоВАЗа».

Шамад Бисултанов

Чеченские ОПГ имели огромную криминальную долю. В это время шла Первая чеченская война. В республике происходила настоящая катастрофа. И в этом кровавом хаосе БАБ зарабатывал огромны деньги. Он взялся вызволять из плена наших солдат и журналистов, передавал боевикам выделенные российскими властями деньги. Но Басаеву и другим террористам доходило далеко не все. Березовский откровенно воровал огромные суммы и был заинтересован в том, чтобы этот ужас никогда не кончался.

Рассказывает бывший следователь Владимир Калиниченко: «Чеченцы были в основном исполнителями, а организовывал похищения именно Березовский. Он же выполнял функции посредника и получал за это миллионы долларов».

И он имел наглость принимать представителей чеченской мафии и настоящих убийц прямо в центре Москвы, в доме приемов «ЛогоВАЗа». Он страшно гордился этим роскошным особняком – историческим домом Смирнова, называя его «Кремль-2». Дом приемов «ЛогоВАЗа» в то время являлся не просто представительством крупнейшего предприятия страны. Здесь действительно решались важнейшие государственные вопросы.

В 1994 году на автосалоны Бориса Березовского наехали «ореховские» — крупная ОПГ под предводительством Сергея Тимофеева по прозвищу «Сильвестр». Сильвестр давно хотел прибрать к рукам торговлю продукцией «АвтоВАЗа» и начал масштабную войну.

Криминальный авторитет Сергей Тимофеев — Сильвестр

Рассказывает Хинштейн: «Самая известная разборка была на стоянке у кинотеатра «Казахстан» на Ленинском проспекте, где все закончилось стрельбой из огнестрельного оружия. Там произошла стрелка чеченской и славянской группировок. Чеченцы приехали отстаивать интересы Березовского».

А дальше возле дома приемов случилось покушение на БАБа. Рядом с «мерседесом» олигарха была взорвана радиоуправляемая мина. Березовский чудом остался жив. Через год он пересмотрел свои бизнес-планы и закончил дела в Тольятти. У него там окончательно испортились отношения с гендиректором Каданниковым, который понял, что БАБа пора гнать в шею.

«Каданников в какой-то момент понял, что Березовский его абсолютно цинично и подло использует, — считает Хинштейн. – Олигарх привык выдаивать корову до такого состояния, что она падала от бессилия и умирала от истощения».

На «АвтоВАЗе» была крупнейшая задолженность в стране по зарплатам. Предприятие почти не платило налоги. Но после того как испарился Березовский, особо ничего не изменилось. Справиться с бандитами было невозможно. О том, что творится на предприятии, честно и бесстрашно писали главный редактор газеты «Тольяттинское обозрение» Валерий Иванов и его коллеги.

Зачистка АвтоВАЗа

1997 год стал самым кровавым в истории Тольятти, было уничтожено двести человек. Криминал подбирается к самой верхушке «АвтоВАЗа». Был убит член правления Олег Шевцов. Через неделю — заместитель коммерческого директора Владимир Шишов. Чуть позже – директор Центра запасных частей Станислав Фуфаев. Каданников в который раз пишет в правительство о страшной ситуации на заводе.

Эту операцию назвали «Куликовская битва» — по фамилии тогдашнего вице-премьера Анатолия Куликова. 3 октября на всех «вазовских» проходных появились вооруженные люди в масках и камуфляже. Отряд быстрого развертывания был собран из разных городов и находился в личном подчинении у Куликова. Кроме этого, в Тольятти нагрянула группа МВД России, эксперты ФСБ и налоговая полиция.

Анатолий Куликов

Были изъяты пропуска у 645 работников «АвтоВАЗа». В разных уголках предприятия было найдено 1500 неучтенных машин, готовых к продаже. Начиналась зачистка на заводе представителей разных ОПГ.

Бандиты сопротивлялись. Чтобы рабочие не поддерживали силовиков, они обещали по автомобилю каждому, кто отклонится от участия в операции, а их начальников похищали и запугивали, применяя побои и пытки.

«Были ультиматумы, — вспоминает Синельников-Оришак. – По оперативным каналам поступала информация: бандиты обещали «залить весь город кровью», «устроить на улицах настоящую мясорубку», если их вытеснят с завода».

Но бандиты были выброшены за ворота предприятия. Глобальная зачистка дала свои результаты: город вздохнул свободнее. В 98-ом «АвтоВАЗ» заплатил вдвое больше налогов, чем прежде. Но до полной победы над бандитами было еще далеко. Криминальные войны продолжались. И то, что члены ОПГ сами истребляли друг друга, конечно, милиции было на руку.

В 98 году был убит Дима Рузляев, при имени которого на «ВАЗе» содрогались все – от рядового сборщика до высшего руководства. От криминального спрута отрубались большие части, но он продолжал свою жизнь.

Могила криминального авторитета Димы Рузляева (Дима Большой)

В 2000 году бандиты убили майора милиции Дмитрия Огородникова, который вел с ними борьбу все девяностые годы.

Могила Дмитрия Огородникова в Тольятти

Журналист и депутат местной думы Валерий Иванов продолжал писать и говорить о бандах Тольятти. Ему казалось, что он уже привык к угрозам. Но в 2002-ом Иванова расстреляли во дворе его дома. Он раскопал все детали реэкспортной схемы и назвал фамилии людей в администрации города, связанных с ОПГ.

Рассказывает Волошин: «Иванов готовил большую публикацию, в том числе о самой сильной на тот момент группировке – чеченской».

Нерсесян добавляет «Фамилия Березовского там не фигурировала, зато упоминались люди Березовского. То есть конечным выгодоприобретателем был именно этот олигарх».

А потом погиб Пол Хлебников, главред русского «Форбс». Этот журналист тоже говорил о темных делах БАБа, в том числе о разграблении им «ВАЗа».

Эхо страшных девяностых, когда в Тольятти текли реки крови и заводом рулили жулики и бандиты, было слышно и в нулевые. Чтобы мощное и такое нужное стране предприятие стало наконец работать нормально, было потрачено много сил и погибло множество смелых и честных людей.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *