Магомед Сулейманов

Магомед Сулейманов

Карьера Магомеда Сулейманова, дагестанского политического тяжеловеса, не боявшегося на заре своего восхождения во власть открыто конфликтовать, к примеру, с экс-мэром Махачкалы Саидом Амировым, приостановилась. Совместная работа силовых структур завершилась задержанием Магомеда Сулейманова, которого еще называют Моряк, и возможно, ближайшие несколько лет ему будет не до активной политики.

Магомеда Сулейманова задержали в таком месте и в тот момент, когда человек, как правило, расслабляется, отодвигает «земные» дела и строит определённые планы на будущее – в зале ожидания вылета махачкалинского аэропорта.

В тот момент, когда руководитель республиканского ТФОМС в компании ещё одного человека спокойно сидел за столом VIP-зала и пил чай, к нему подошёл человек в штатском и, поздоровавшись за руку, начал что-то объяснять. Происходившее, хоть и без звукового сопровождения, попало на камеру видеонаблюдения. Следом в зал зашли и быстро блокировали стол несколько вооружённых человек и ещё один человек в гражданке. Последний оперативно взял портфель со стула, вероятно, принадлежавший к Сулейманову, а люди в форме начали надевать на него наручники (впрочем, с первого раза сделать им это не удалось и не потому, что тот сопротивлялся, а по техническим причинам).

Вплоть до середины следующего дня не совсем было понятно о конкретных претензиях силовиков к Магомеду Сулейманову, хотя многим было очевидно, что они могут быть связаны с деятельностью последнего на посту руководителя ФОМС.

И только около полудня субботы Следственное управление СКР по Дагестану обнародовало первичные причины его задержания. Выяснилось, что по материалам, представленным прокуратурой республики, региональными УФСБ и МВД, в отношении него возбуждено уголовное дело. Его заподозрили в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 210 УК РФ («Создание преступного сообщества с использованием служебного положения») и ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере»).

Магомед Сулейманов и хищения

Согласно версии следствия, начиная с 2010 года Магомед Сулейманов, используя служебное положение, имея корыстную заинтересованность и действуя с целью получения материальной выгоды, создал преступное сообщество (преступную организацию) под его единым руководством. Это организация, считают следователи, состоящая из функционально обособленных структурных подразделений в составе работников ТФОМС по республике, а также привлечённых других лиц и организаций.

«В соответствии с разработанными преступными планом и схемами, используя поддельные документы, предоставляемые частными медицинскими клиниками и медицинскими учреждениями, через возглавляемые аффилированными лицами страховые компании на основании поддельных документов перечислялись денежные средства фонда за якобы оказанные медицинские услуги. За период с 2010 по 2018 годы участниками преступного сообщества по предварительному сговору с частными медицинскими учреждениями таким образом похищено более 210 миллионов рублей», – говорится в сообщении ведомства. Помимо этого, следователи полагают, что в аффилированные страховые компании и фонд были предоставлены заведомо ложные сведения о более 600 лицах, фактически умерших либо выехавших в страны Ближнего Востока, которым якобы в медицинских учреждениях республики оказывалась медицинская помощь.

Весть о задержании Магомеда Сулейманова, по всей видимости, распространилась в близком окружении моментально. По крайней мере менее чем через час у здания Следственного управления по Дагестану, куда он был доставлен для спецдействий, начали собираться люди – родственники и сочувствующие главе ФОМС. Вскоре подъезды и подходы к зданию взяли под контроль вооружённые силовики. Так же многолюдно в эти часы было и у дома, в котором проживал задержанный.

Арест Магомеда Сулейманова

Не обошлось задержание Магомеда Сулейманова и без «понтов» силовиков. Буквально спустя несколько минут после того, как его взяли, правоохранительные органы слили в сеть фотографию, на которой слегка обескураженного чиновника за обе руки держат вооружённые люди в масках. Нечто подобное было и в первые минуты после задержания экс-премьер-министра РД Абдусамада Гамидова, двух его заместителей, Раюдина Юсуфова и Шамиля Исаева, а также бывшего министра образования и науки республики Шахабаса Шахова. А венчало их задержание, конечно, препровождение в самолёт с натянутыми на головы пакетами.

Магомед Сулейманов под стражей

В воскресенье, 19 августа, Советский районный суд Махачкалы заключил Сулейманова под стражу. Надо отметить, что и в этот день желающих его поддержать было немало. У здания суда собрались около 50 человек, однако в зал суда пропустили только самых близких родственников, супругу, детей и брата, мэра Избербаша Абдулмеджида Сулейманова.

Судья Мадина Омарова вначале озвучила сведения из собранных следствием материалов. Так, указанные более 210 млн рублей были похищены через частные клиники «Стомсервис» (Махачкала), «Надежда», муниципальное казённое учреждение «ДГУО» (Дербентское городское управление образования), медико-диагностические центры «Забота» в селе Усухчай Докузпаринского района и «Мечта» в Дербенте.

Кроме того, продолжила судья, поддельные документы на 622 пациентов, которые либо умерли, либо выехали в Сирию для участия в международной террористической организации, с 2010 по 2018 годы предоставлялись в филиал «ВТБ Медицинское страхование в Республике Дагестан», компанию «Макс-М» и ТФОМС РД. Помимо этого, медицинские услуги якобы были оказаны в Кизлярской центральной районной поликлинике, в оздоровительном центре «Здоровье» в Бабаюрте, Кизлярской, Буйнакской, Избербашской и Южно-Сухокумской центральных городских больницах, в Тарумовской, Бабаюртовской, Ногайской, Левашинской, Дахадаевской, Каякентской, Карабудахкентской, Акушинской, Сергокалинской центральных районных больницах, а также в Кочубейской медсанчасти.

Следователь СУ СКР по РД Абакар Шуайпов ходатайствовал заключить Магомеда Сулейманова под стражу, так как подозреваемый может скрыться, оказать влияние на свидетелей, на других фигурантов и сотрудников подразделений. По данным замначальника УФСБ по РД Андрея Широкова, в ходе оперативно-разыскных мероприятий появились сведения о том, что Магомед Сулейманов собирался вылететь в Москву, а оттуда – в Германию на постоянное место жительства. Также, по словам следователя, есть показания засекреченных свидетелей, подтверждающих планы Магомеда Сулейманова. Представитель прокуратуры поддержал ходатайство, считая, что из-за особо тяжкой степени преступления более мягкой меры пресечения избрать не представляется возможным.

Магомед Сулейманов

Адвокат Арсланали Абдулмуслимов заявил, что рапорт ОРМ можно считать недействительным, так как не указана дата. Защитник предоставил суду документы, подтверждающие, что Сулейманов по приказу федерального ФОМС должен был вылететь в Москву, так как 18 августа там планировался форум региональных директоров фондов обязательного медицинского страхования. Приглашение датируется 30 июля 2018 года. Кроме того, Абдумуслимов предоставил медицинскую документацию о том, что подозреваемый с 23 августа по 9 сентября должен быть на лечении урологического заболевания в клинике Баден-Баден в Германии.

Представитель прокуратуры протестовал против этого, заявив, что данные материалы не были исследованы следственным путём, а при даче показаний не заявлял о данных фактах. «При даче показаний Сулейманов сказал, что собирался в командировку в Москву, он также написал заявление на отпуск. Билетов на руках в Германию не было, и вы его не застали в международном аэропорту», – не сдавался адвокат.

Сам Магомед Сулейманов, находясь в армированной железной клетке, выглядел, очевидно, подавленным. Было заметно, что задержание для него стало неожиданным и весьма неприятным сюрпризом. Тем не менее, когда ему предоставили слово, он, не задумываясь, отметил, что изначально собирался отправить на совещание в Москву одного из своих замов, но из центрального фонда настаивали на явке директоров. По его словам, свой отпуск с 20 августа по 7 сентября он согласовывал с вице-премьером Анатолием Карибовым, премьер-министром Артёмом Здуновым и руководителем Администрации Главы РД Владимиром Ивановым.

«Отпуск мне дали, но я должен был быть в Дагестане 9 сентября на выборах главы республики и как депутат Народного собрания поддержать Владимира Васильева. Других планов у меня не было. Я никуда не убегал. У меня есть законные больничные. До этого меня никуда не вызывали», – пояснил Магомед Сулейманов.

Магомед Сулейманов

То, что обстановка ухудшается, причём персонально для Магомеда Сулейманова, ярко проявилось в начале июля. Тогда прошла информация, что Моряк покинул республику и, предположительно, находится в Дубае. Нервозность и экстренный туризм Магомеда Сулейманова наблюдатели связали с проверкой, которую в ТФОМС Дагестана проводили командированные сотрудники федерального ФОМС. Тогда представитель ТФОМС заявлял «ЧК», что проверка является плановой, связана с соблюдением законодательства об обязательном медицинском страховании и использовании средств ОМС на 2018 год. Отсутствие на рабочем месте Магомеда Сулейманова объяснялось тем, что он на больничном, однако где лечится Моряк, как давно он отсутствует на работе и прочие уточняющие вопросы оставались без ответа. Примечательно, но даже брат Магомеда Сулейманова – мэр Избербаша Абдулмеджид Сулейманов – тщательно избегал этих вопросов, предпочитая отвечать, что из-за напряжённого трудового графика он давно его не видел.

Магомед Сулейманов

Через неделю Магомед Сулейманов проявил себя в публичном пространстве, распространив в СМИ новость о проведённом под его руководством в стенах ТФОМС совещании. Официально Магомед Сулейманов не покидал территорию республики, но, как намекнули информированные источники, Моряк в указанный выше период всё же покинул страну. Силовикам удалось вернуть его на родину, пообещав, что серьёзных претензий к нему у них нет, а определённые компенсаторные мероприятия со стороны Магомеда Сулейманова, существенно поспособствуют этому.

Информатор предполагает, что Магомед Сулейманов, видимо, забыв о судьбе предшественников, а также веря, что Россия – страна безграничных возможностей, вернулся. Однако, как оказалось, правила, работавшие в стране уже второй десяток лет, резко изменились. И думается, что Магомед Сулейманов это осознал в тот момент, когда сотрудник силовой структуры сводил его руки за спиной и делал неуклюжие попытки замкнуть на них наручники.

Магомед Сулейманов рассказал на суде, как его задерживали. По его словам, это было сделано очень жёстко, «чуть не оторвав руки». «Сначала сказали, что хотят допросить в качестве свидетеля, но я бы мог и по повестке явиться. В Следственном комитете увидел постановление о возбуждении уголовного дела от 17 августа. Готов сотрудничать со следствием, ничего противозаконного не совершал», – как-то растерянно добавил Магомед Сулейманов.

Отметим, в сетях начали распространять информацию о том, что охранники Магомеда Сулейманова якобы оказали сопротивление бойцам ФСБ, которым пришлось применить силу. Впрочем, на кадрах записи момента задержания грубости и жёсткости в действиях силовиков не видно, но стоит сказать, что на видео вырезан определённый кусок и что происходило за кадром, неизвестно. В тот же день Магомед Сулейманов был помещён в следственный изолятор Махачкалы.

Магомед Сулейманов подозреваемый

С самого начала было очевидно, что первоначальными претензиями к Магомеду Сулейманову следствие не ограничится. СК России совместно с сотрудниками УФСБ и МВД по Республике Дагестан при плотном взаимодействии с Лубянкой, как теперь проясняется, разрабатывали подозреваемого, а сразу после задержания столь же энергично начали проводить следственные действия и оперативные мероприятия по установлению других членов преступного сообщества и всех эпизодов его преступной деятельности. Даже само обвинение в создании ОПС, кроме всего прочего, предполагает самые жёсткие меры, и очевидно, что круг подозреваемых и задержанных по этому делу возрастёт. Впрочем, клубок стал уже раскручиваться. Магомеду Сулейманову припомнили и Махачкалу, вернее, его действия на посту столичного градоначальника с апреля 2014 года по июнь 2015 года.

Вчера, 23 августа, прокуратура Дагестана обнародовала сообщение о выявлении факта незаконной передачи Магомедом Сулеймановым земельного участка в собственность ОАО «Даггаз».

Установлено, что в 2015 году вынес незаконное постановление о предоставлении в собственность земельного участка под производственными помещениями площадью 38 тысяч кв. м, который является собственностью республики. В результате бюджету республики причинён ущерб на сумму свыше 96 млн рублей. Как сообщили в прокуратуре, материалы проверки направлены в следственные органы, а в отношении Магомеда Сулейманова возбудили ещё одно уголовное дело по ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»).

Магомед Сулейманов и Муху Алиев

Официальная биография Магомеда Сулейманова наглядно демонстрирует нам, как простой выпускник Балашовского пушно-мехового техникума, начинавший самореализацию в системе потребительской кооперации на территории Калмыкии, в один прекрасный момент смог стать вторым по статусу лицом на политической арене Дагестана.

Какой-то особой яркостью Магомед Сулейманов, прозванный за любовь к морю и тельняшкам (в детстве) Моряком, в дагестанской политике не выделялся. Сформировавшись как личность в непростые для всей страны 90-е годы, он, по дагестанским меркам, наверное, претендуя на власть в Избербаше, был более скромен, чем его северные или южные коллеги. Укрепившись в Избербаше – участвуя в непростом в тот период банковском бизнесе, Сулейманов в 1997 году решил идти в политику. Он возглавил Избербаш, которым руководил до 2007 года.

Наверное, Магомед Сулейманов так бы и оставался стандартным дагестанским политиком, чья влиятельность ограничивается своим муниципалитетом и эпизодом резкого противостояния с тогдашним мэром Махачкалы Саидом Амировым, если бы не перемены, произошедшие к 2007 году на политическом поле республики.

В феврале 2006 года со своей должности председателя Госсовета Дагестана ушёл Магомедали Магомедов. Де-факто он передал власть тогдашнему спикеру НС РД Муху Алиеву (считая его подконтрольной фигурой). В свою очередь, кресло председателя дагестанского парламента занял сын Магомедали Магомедова – депутат НС РД Магомедсалам Магомедов. Ближе к 2007 году отношения между Магомедовым-старшим и Алиевым обострились. Алиев вёл самостоятельную политику и не видел Магомедовых в выстраиваемой системе управления республикой.

После прошедших 11 марта 2007 года выборов депутатов НС РД Муху Алиев внезапно заявил о необходимости депутатам избрать в качестве своего спикера не Магомедсалама Магомедова, а Магомеда Сулейманова. Алиев обещал депутатам, что сын экс-руководителя Дагестана будет выдвинут кандидатом в депутаты Госдумы, а складывающаяся политическая обстановка требует, чтобы спикером был другой человек. Депутаты из числа сторонников Магомедова, а также сам Магомедов были крайне недовольны таким решением президента республики, но публично это не проявили. Было видно, что какие-то договорённости между Алиевым и Магомедовыми нарушены, но Магомедсалам Магомедов, заметно волнуясь, призвал своих сторонников поддержать требование президента РД, а потом чуть ли не выбежал из зала заседаний. Депутаты не стали идти на конфликт с руководителем республики и избрали Магомеда Сулейманова спикером парламента.

Отметим, что Муху Алиев как политическая фигура был довольно слаб, и ему приходилось конкурировать с такими влиятельными соперниками, как Саид Амиров и министр внутренних дел РД Адильгерей Магомедтагиров (был убит летом 2009 года). Отстраняя от влияния на депутатов Магомедсалама Магомедова, Алиеву было необходимо найти фигуру, соответствующую следующим критериям: даргинец, в меру влиятельный, не союзник Саида Амирова и не способный подчиниться ему, управляемый в рамках существующей системы властных отношений в республике. Требование к национальности было связано с тем, что руководящие должности в республике распределялись между тремя национальностями: аварцами, даргинцами и кумыками. Если аварец руководил республикой, то должность премьер-министра или спикера обязательно занимали представители даргинцев или кумыков, и наоборот. Алиев – аварец, должность премьер-министра занимал кумык Шамиль Зайналов, а должность спикера была закреплена за даргинцами.

Нельзя сказать, что Магомед Сулейманов, возглавив Народное собрание, попал в комфортную среду. Управлять парламентом – дело сложное, учитывая, что ряд его заместителей и аппаратных работников всегда, когда представлялась возможность, старались его подставить. Тем не менее Сулейманов быстро схватывал правила взаимоотношений, царящих в Белом доме, старался укрепить своё влияние и расширить его. Уход из Избербаша не означал, что город брошен: должность главы этого города занял его старший брат Абдулмеджид Сулейманов.

Со временем город превратился в некую компенсацию Магомедом Сулеймановым за их активность или неактивность на республиканском уровне, но пока сфера влияния только расширялась. К примеру, когда во власть вернулся Магомедсалам Магомедов (в феврале 2010 года его кандидатуру в качестве президента РД утвердило НС РД), то Магомед Сулейманов ушёл не в Избербаш, а в кресло руководителя ТФОМС Дагестана. Структура, под контролем которой отдельно формируемый и утверждаемый депутатами многомиллиардный бюджет, теперь подчинялась ему. Должность хлебная, тихая, статусная. Все были довольны.

Магомед Сулейманов и Рамазан Абдулатипов

В 2013 году в руководство Дагестаном пришёл Рамазан Абдулатипов. Республика стала испытывать одно потрясение за другим: громкие заявления, силовые операции, в ходе которых были убиты знаковые лидеры подполья, арест Саида Амирова, вытеснение команды Магомедсалама Магомедова и его друзей (или переориентация их на новую власть) из активной политики.

Саид Амиров на суде

Арест Амирова оставил Махачкалу без хозяина. Руководство столицей Дагестана было возложено на ректора ДГУ Муртазали Рабаданова, равноудалённую от всех заинтересантов персону. Казалось, вопрос с Махачкалой решён, но в 2014 году Абдулатипов внезапно решает, что теперь этим городом должен управлять Магомед Сулейманов, как более жёсткий к остаткам амировской команды во власти человек. Сказано – сделано.

Магомед Сулейманов и Рамазан Абдулатипов

Магомед Сулейманов возглавляет Махачкалу в статусе и. о., а в соцсетях начинают ползти слухи о том, что такое кадровое решение обошлось ему в 2,5 млрд рублей. Тогда же в интервью Магомед Сулейманов на прямо поставленный вопрос ответил: «Чтобы не было кривотолков, хочу заявить: я никому ничего не платил, всё это слухи и домыслы злопыхателей, на которые я не обращаю внимания, поскольку моя совесть чиста. Я осознаю, что взвалил на себя тяжёлую ношу, но сделаю всё, что в моих силах, чтобы махачкалинцам было комфортно жить в родном городе».

Слева: Магомед Сулейманов и Рамазан Абдулатипов

Абдулатипов, возможно, во избежание обвинений в том, что он помогает формировать новый клан Сулеймановых (или чрезвычайно усиливает мекегинский клан), потребовал, чтобы Магомед Сулейманов, переходя на должность мэра Махачкалы, освободил от своего влияния Избербаш. Вот как в том же интервью Магомед Сулейманов комментирует это:

Корр.: «Рамазан Абдулатипов в день, когда о вашем назначении было объявлено официально, заявил, что Избербаш, который долгое время возглавляли вы, а теперь возглавляет ваш старший брат, Абдулмеджид Сулейманов, обретёт нового руководителя. Есть ли у вас данные, кто им будет? А также скажите, пожалуйста, кто возглавит ТФОМС «Дагестан» после вашего ухода?»

Сулейманов: «Исходя из этических соображений, нехорошо, если два города будут возглавлять два брата. Если мне доверили возглавить столицу республики, то, несмотря на то что должность главы Избербаша выборная, её надо освободить. Абдулмеджид Валибагандович уже объявил, что в ближайшие дни уходит в отставку. По закону из состава депутатского корпуса будет избран новый глава Избербаша. Я не знаю, кто это будет. Кого депутаты изберут, того изберут. Со своей стороны я всегда помогал и готов помогать дальше Избербашу, его новой власти. Что касается Территориального фонда ОМС Дагестана, то в настоящее время есть исполняющий обязанности…»

Справедливости ради отметим, что страсть сохранять за собой взятые позиции не смогла перебить даже риторика Абдулатипова. И хоть избербашские депутаты избрали себе нового главу, Абдулмеджид Сулейманов кабинет главы города не покинул, оставаясь де-факто руководителем. Так же было и с ТФОМС Дагестана, где в руководстве находились верные Моряку люди.

Уход Магомеда Сулейманова

Жёсткий стиль управления городом, переформатирование управления транспортными потоками города, вытеснение амировской команды и пр. вроде бы устраивало Абдулатипова. Однако в 2015 году отношения между ними обострились. В том году намечались выборы в органы местного самоуправления, в том числе должны были быть сформированы собрания депутатов районов Махачкалы, а также городское собрание столицы. Списки кандидатов в депутаты, формируемые в махачкалинских отделениях партии власти и их союзников, не устроили ни спикера НС РД Хизри Шихсаидова, ни Абдулатипова.

Магомеду Сулейманову стали предъявлять многочисленные претензии, а также требовать его ухода. Магомед Сулейманов, видя, что в списках депутатов слишком много не его людей, не пожелал быть в зависимости от кого бы то ни было в Махачкале, поэтому обоснованно воспротивился этому. Есть даже сведения, что в ходе переговоров с недовольными его политической активностью чиновниками ему пришлось вступить врукопашную и выйти победителем.

В то время противостояние Магомеда Сулейманова с командой Абдулатипова немного затянулось, но переговорные процессы продолжались, и сторонам удалось вернуться к первоначальной точке. Вот как описывалось это в одном из материалов СМИ: «Я не продал ни сотки…» итог переговоров: «По предварительным данным, конфликтующие стороны договорились, что стороны вернутся на прежние позиции: Магомед Сулейманов снова вернётся в ТФОМС РД, его брат, Абдулмеджид Сулейманов, возглавит Избербаш, а неустойка Абдулатипова (определённого рода обязательства в период назначения Сулейманова и. о. главы администрации Махачкалы) – забывается.

Магомед Сулейманов и Рамазан Абдулатипов

Отметим, что такой исход событий прогнозировался и стал возможен в силу того, что Магомед Сулейманов смог включить свой, как оказалось, весомый, ресурс. Есть предположение, что он сумел встретиться с председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко и через неё добиться внимания Москвы к ситуации, сложившейся в Махачкале».

Уход Сулейманова из Махачкалы сильно повлиял на политические конфигурации в Дагестане. Считалось, что Магомед Сулейманов является частью мекегинского клана – объединения влиятельных родственников из с. Мекеги Левашинского района. Лидерами этого клана считались Абдусамад Гамидов (тогдашний премьер-министр РД, двоюродный брат Моряка) и Джамалудин Омаров (экс-мэр Каспийска). Борьба за Махачкалу рассорила Магомеда Сулейманова и Гамидова. Как оказалось, резко растущие амбиции Магомеда Сулейманова привели к тому, что Гамидов уже не воспринимался Моряком как старший в клане. Произошёл раскол. Но благодаря ему Гамидов сумел пролоббировать на должность мэра Махачкалы своего человека – министра строительства, архитектуры и ЖХК РД Мусу Мусаева.

Муса Мусаев и  Курбан Курбанов

Между тем как-то спокойно и незаметно подошло к концу расследование уголовного дела в отношении ещё одного экс-мэра Махачкалы, Мусы Мусаева, обвиняемого в превышении должностных полномочий. Главное следственное управление по СКФО на этой неделе объявило о завершении предварительного следствия и передаче материалов в суд для рассмотрения по существу. По данным следствия, он в 2016–2017 гг. незаконно предоставил в собственность 3 физическим и 2 юридическим лицам 5 земельных участков общей площадью более 18 тыс. кв. м, причинив ущерб бюджету муниципального образования на сумму свыше 48 млн рублей.

Муса Мусаев

Тем временем остаётся не совсем понятной ситуация вокруг расследования ранее возбуждённого в отношении Мусаева уголовного дела, согласно которому мэрия незаконно предоставила ОАО «АСПК» в собственность свыше 17 тыс. кв. метров земельного участка в Махачкале. Отметим, что данное ОАО возглавляет Саид-Ахмед Курбанов – отец заместителя главы города Курбана Курбанова, который, в свою очередь, курирует управление по капитальному строительству в администрации.

Сразу после ареста экс-мэра следствие сообщило о том, что в марте 2016 года Мусаев, заведомо зная, что земельный участок площадью около 17,5 тысяч кв. м, расположенный по улице Крылова, 5а, в Махачкале, является республиканской собственностью, превышая свои должностные полномочия, незаконно подписал постановление о предоставлении ОАО «АСПК» в собственность земельного участка за плату в размере 1 млн 100 тысяч рублей. Рыночная стоимость указанного участка, как отмечалось, составляла более 81 млн рублей, а ущерб, нанесённый действиями мэра Махачкалы, оценивался в 80 млн рублей.

Стоит также подчеркнуть, что некоторое время назад силовики задерживали и самого Курбана Курбанова, но после беседы со следователями он согласился сотрудничать с ними и был отпущен под подписку о невыезде. Однако в отношении Курбанова также возбуждено уголовное дело (хотя он продолжает исполнять обязанности заммэра), и оно было объединено с делом Мусаева.

Однако, даже находясь под следствием, Курбанов, по всей видимости, не чувствует явной угрозы, что в какой-то степени подтверждает проверка прокуратуры республики, которая объявила заммэра предостережение.

Курбан Курбанов

Так, в ходе проверки было установлено, что в июне 2018 года управлением архитектуры и градостроительства администрации города по заявлению местных жителей утверждены градостроительные планы земельных участков площадью 300 кв. м и 511 кв. м, которые находятся в зоне Ж2 – среднеэтажной жилой застройки (4–8 этажей).

Между тем, отмечают в надзорном ведомстве, в силу Правил землепользования и застройки территории городского округа «Город Махачкала», площадь обоих земельных участков не позволяет строительство на них многоквартирных домов.

«В целях недопущения нарушений градостроительного законодательства и предотвращения выдачи незаконных разрешений гражданам на строительство названных объектов прокуратурой заместителю главы администрации города – начальнику МКУ «Управление архитектуры и градостроительства Махачкалы» Курбану Курбанову объявлено предостережение», – говорится в сообщении ведомства.

В день выхода материала стало известно о том, что дела Мусаева и Курбанова в последний момент были всё-таки разъединены. Что это может означать для них, пока трудно сказать, но, вероятнее всего, основной и карающий удар всё же примет на себя бывший мэр. Единственным смягчающим обстоятельством для него может стать то, что он, по нашим данным, признал свою вину, максимально плотно сотрудничал со следствием и не только по собственному делу, но и в части уголовных дел, возбуждённых на Абдусамада Гамидова и его бывших подчинённых.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *