Владимир Антонов признался в хищениях

Владимир Антонов

Бывший владелец английского футбольного клуба «Портсмут» и литовского коммерческого банка «Снорас» Владимир Антонов признался в хищении средств из банка «Советский», сообщили в Выборгском районном суде Петербурга, где решался вопрос о продлении ареста предпринимателя. О том, что «обвиняемый Антонов признал свою вину полностью и заключил досудебное соглашение» рассказал суду следователь ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Также Владимир Антонов дал показания против экс-руководителя «Советского» Станислава Митрушина. Несмотря на это, ходатайство следствия о переводе Антонова под домашний арест суд отклонил: судья сочла, что он может скрыться.

Владимир Антонов был арестован в апреле этого года. Ему предъявлены обвинения в мошенничестве в особо крупном размере – выводе 150 млн рублей из банка «Советский». О каких-либо связях Антонова с «Советским» не сообщалось.

По версии следствия, в 2015 году Владимир Антонов вместе с несколькими руководителями «Советского» разработали план хищения, организовав заключение ничем не обеспеченного договора об открытии кредитной линии с лимитом 150 млн рублей, ставкой 18% годовых и сроком погашения 5 октября 2018 года. Получив деньги, соучастники похитили их. Следователи, Антонову досталось 15 млн рублей, 10 млн из которых он уже погасил.

По словам бывшего сотрудника следственных органов, сделка со следствием по такой статье, как у Антонова (ст. 159 ч. 4), означает, что максимальный приговор ему может составить не 10, а пять лет лишения свободы. Возмещение ущерба обычно является частью такой сделки. Пойти на сделку обвиняемого могло подвигнуть вместе с желанием снизить срок наказания также желание избежать расследования по другим возможным эпизодам.

С именем Антонова связаны многие банки, причем не только в России. Он начал скупать кредитные учреждения в начале 2000-х гг. Большинство из них были впоследствии присоединены к калининградскому Инвестбанку, который Антонов в 2011 году продал своему подчиненному, а спустя два года банк лишился лицензии. Агентство по страхованию вкладов (АСВ) оценивало дыру в Инвестбанке в 44 млрд рублей и выплатило вкладчикам 29,4 млрд рублей. Агентство заподозрило акционеров в преднамеренном банкротстве. Антонов отрицал, что имел какие-либо связи с банком после его продажи. По данным агентства «Руспрес», номинальным покупателем банка стал бывший партнер Антонова Сергей Менделеев, быстро перепродавший банк Сергею Мастюгину, который в итоге и получил тюремный срок по обвинению в растрате. Центробанк неоднократно рекомендовал Генпрокуратуре и правоохранительным органам проверить на предмет кражи денег из банка не только Мастюгина, но и Антонова, но никакой реакции не последовало.

Антонов владел 68% акций крупнейшего банка Литвы Snoras – его деятельность, по словам президента страны Дали Грибаускайте, «можно расценивать как атаку не только на банковскую систему Литвы, но и на интересы всего литовского общества» (цитата по Delf). Антонов и его партнер обвиняются в хищении из Snoras €565 млн. Банк пришлось национализировать. Антонов рассматривал вариант покупки «Советского», знает его знакомый.

Владимир Антонов

Это происходило за несколько месяцев до первой санации банка. О санации «Советского» ЦБ объявил в октябре 2015 года – его финансовым оздоровлением тогда занялся «Российский капитал», на тот момент принадлежавший АСВ. Затем санацией «Советского» занялся Татфондбанк, но буквально через несколько месяцев проблемы начались уже у него самого, и в итоге ЦБ лишил санатора лицензии. В феврале этого года регулятор объявил, что забирает банк в Фонд консолидации банковского сектора, с помощью которого ЦБ теперь санирует банки сам, но в июле ЦБ отозвал у «Советского» лицензию и передал часть его обязательств и активов. Конкурс на приобретение обязательств выиграл Московский кредитный банк. За время санаций дыра в «Советском» разрослась с 7,5 млрд до 35 млрд рублей.

Антонов известен и громкими сделками за пределами финансового рынка. Он владел английским футбольным клубом «Портсмут» и производителем спорткаров Spyker, авиакомпанией AirBaltic и др.

По версии Банка Литвы, Snoras фальсифицировал отчетность и игнорировал призывы уменьшить риски. Регулятор недосчитался примерно 60% активов банка ($1,42 млрд), говорил в ноябре 2011 года председатель Банка Литвы Витас Василяускас. На следующий день после национализации Snoras его латвийская «дочка» Latvijas Krajbanka получила предписание ЦБ приостановить все операции. Позже председатель Банка Латвии Илмар Римшевич заявил, что состояние банка не позволит ему возобновить работу – недостача составляла примерно $200 млн. Latvijas Krajbanka также был национализирован. Антонову и его партнеру по Snoras инкриминируется «присвоение имущества в крупных размерах, подделка документов, ведение черной бухгалтерии и злоупотребление служебным положением». В январе 2014 г. британский суд разрешил экстрадировать обоих по запросу Вильнюса. После этого Антонов скрылся в России, писало Bloomberg со ссылкой на его адвокатов.

Если Антонову предъявлено обвинение как организатору хищения и доказательства вины очевидны, то в таких случаях подсудимые нередко просят рассмотреть дело в особом порядке, рассказывает советник адвокатского бюро «Слово и дело» Георгий Баганов. Зачастую организаторам суды назначают больший срок, чем исполнителям, но особый порядок судебного разбирательства позволяет избежать максимального срока наказания, говорит Баганов. Если обвиняемый желает сотрудничать со следствием, то обычно заключается досудебное соглашение о сотрудничестве, указывает Баганов, однако только лишь желания недостаточно – нужно активно участвовать в расследовании.

В среду, 15 августа, экономическая полиция изъяла документы в бизнес-центре «Престиж» в Санкт-Петербурге. По данным «Делового Петербурга» оперативные мероприятия связаны с уголовным делом о хищениях в банке «Советский», купившем «Престиж» в 2012 году. До этого бизнес-центром владел гендиректор производственного объединения «Бетоника» Михаил Брик. В феврале 2014 года его нашли в «Престиже» мертвым с огнестрельным ранением. Как писали СМИ, у «Бетоники» — на тот момент крупного игрока бетонного рынка Петербурга — были многомиллионные долги.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *