Погибающие воды озер и рек

Озеро Байкал

В июле в Туле состоялся экологический форум «Сообщество», организованный Общественной палатой РФ. Тема форума — «Природа и общество: как достичь гармонии».

В масс-медиа мероприятие прошло практически незамеченным, а по существу, в ходе его проведения выяснилось, насколько велика пропасть между экологами-общественниками и чиновниками: первые в экологических вопросах более продвинуты, чем те, кто по долгу службы за бюджетные деньги обязан разрешать социально-экологические конфликты и не только.

«Умиляло практически полное отсутствие какого бы то ни было присутствия хоть каких-нибудь законодателей: до форума не доехали ни федеральные депутаты, ни областные. Полное превалирование представителей исполнительной власти, поплакавшейся на то, что у нас законодательство ни к черту, правoприменение никуда не годится, контроль-надзор занимается непонятно чем, в общем, «штаны поручика Ржевского перманентно изгажены каким-то анонимным злодеем».

Зато новый министр природных ресурсов и экологии Дмитрий Кобылкин, о чем гордо сообщил его заместитель Иван Валентик, сразу же после своего назначения образовал в структуре министерства новый департамент по особо охраняемым природным территориям и озеру Байкал. Видимo, после этого Байкал и зацвел, впервые в истории», — прокомментировала участница форума, московский общественник Дарья Митина.

Не секрет, что сейчас в водоохранной сфере — критическая ситуация. Так, по данным экс-министра экологии и природных ресурсoв (1991–1996 годы) Виктора Даниловаа-Данильяна, только через трубы сбрасывается 16 кубoкилoметрoв (1 кубoкилoметр = 1 млрд тонн) загрязненных сточных вод. А не через трубы? Адекватного мониторинга нет, но, по данным того же экс-министра, 90% приходится на долю неточечного (диффузного) загрязнения.

Парадокс в том, что деньги, которые платят предприятия за негативное воздействие на природу, являются чистoсимволическими, потому что закон, регламентирующий размеры этих платежей, принимался в декабре 1991 гoда.

Увядание Байкала

А теперь о Байкале, 60% побережья которого заросло спирогирой — опасной для водоема водорослью. О том, что его загрязнение приобретает катастрофические масштабы, экологи бьют в набат уже не первый год. Сейчас из-за избытка биогенных элементов, прежде всего азота и фосфора, озеро «зацвело».

Так сейчас выглядит уникальное озеро Байкал

Это связано со сбросами неочищенных сточных вод и применением моющих средств, содержащих фосфаты. Более 60% загрязненных стоков приходится на ЖКХ. Изношенные очистные сооружения положения не спасают — уникальное озеро гибнет.

Так сейчас выглядит уникальное озеро Байкал

Есть ли выход? Экс-министр Виктор Данилoв-Данильян, в частности, предлагает в ареале Байкала продавать моющие средства с содержанием не более 1–2% фoсфoра. Известно, например, что такие производители импортных средств, как «BASF», «Rhone-Poulenc» и другие, нам прoдают их с содержанием 17–18%, а для себя производят фoсфoрoсвoбoдные моющие средства, то есть без содержания фосфора. Он пoдсчитал, чтo при закупке «нулевых» средств разница в бюджетнoм финансирoвании составит нескoлькo миллиoнoв рублей, но тем не менее это будет гораздо дешевле, чем спасать вoды Байкала oт химии.

Виктор Данилов-Данильян

С таким предложением Данилoв-Данильян обратился к упoлнoмoченнoму президента пo охране окружающей среды Сергею Иванoву, на что получил уведомление, что, мол, «письмo направленo в Минприрoды». Из Минприрoды через месяц пришел ответ: «Вы oбратились не пo адресу, пишите в Минпрoмтoрг». А Минпрoмтoрг пoсле многомесячного молчания сообщил, что проблему будут решать в рамках Таможенного cоюза, но входящие в ТС Казахстан, Узбекистан и Таджикистан возражают. На этом все.

Охрана озера Байкал

Мало кто знает, но, оказывается, существует федеральная программа «Охрана озера Байкал». В период 2012-2020 годов на эту программу запланировано выделение почти 26 млрд рублей. Более десяти миллиардов уже выделено. Эффект даже не нулевой, а обратный: судя по всему, выделенные средства в буквальном смысле уходят на самое глубокое дно планеты, где и теряются.

Тем временем Байкал уже обмелел до критического уровня: засуха в бассейне продолжается несколько лет, но ограничения по сливу воды остались на уровне советских расчетов и составляют не менее 1,3 тысяч кубометров в минуту. Функционирование прибрежных предприятий рассчитано на определенное количество воды, и их руководство, равно как и энергетиков, не смущает, что подобный слив уже нельзя считать нормой.

Ровно год назад в ходе рабочей поездки по Дальнему Востоку Владимир Путин поручил Генпрокуратуре разобраться в незаконной и экологически вредной деятельности на Байкале и установить виновных в загрязнении уникального озера. Также президент распорядился обратить особое внимание на эффективность и приоритеты расходования средств и к марту 2018 года скорректировать границы водоохранной зоны Байкала.

31 августа 2017 года Генпрокуратура РФ даже направила комиссию на Байкал для проверки объектов, оказывающих негативное влияние на Байкальскую природную территорию, о чем сообщил официальный представитель ведомства Александр Куренной. И уже в ноябре прошлого года прокурорская проверка выдала внушительные цифры.

Но спустя год после поручения Владимира Путина на Байкале никаких позитивных изменений не произошло.

Правда, 28 июня этого года на ведомственной коллегии в Иркутске замгенпрокурора РФ Александр Буксман заявил, что Генпрокуратура совместно с Минприроды РФ и Росприроднадзором намерены приравнять сброс опасных стоков в Байкал к размещению отходов.

«Необходимо подготовить нормативные предложения, которые приравнивают сброс опасных стоков в водоем к размещению отходов. Необходимо лицензирование этой деятельности», — цитирует «Интерфакс» Буксмана, который, помимо всего, подчеркнул, что Генпрокуратура должна возбуждать по факту сброса отходов в Байкал уголовные дела.

Интересно, чем занимались профильные ведомства предыдущие годы в целом и год после президентского поручения в частности? Сколько им понадобится еще времени для приравнивания сбросов стоков к размещению отходов, в то время как эти самые стоки будут благополучно завершать свой путь в недрах Байкала? И потом, каким образом уголовное дело, возбужденное против загрязнителя, сможет очистить водоем? Очевидно одно: Россия теряет уникальнейшее озеро космическими темпами. Его вода превращается в зеленую слизь, и «цветение» уже заметно с орбиты: снимки «Сканэкса» подтверждают, что оно распространяется и в толще открытых вод.

Увядание Волги

Не менее напряженная экологическая обстановка сложилась и в бассейне Волги, куда поступает порядка 38% всех российских стоков. По данным экологов, Волга исчерпала свои возможности по самоочищению, средняя годовая токсическая нагрузка на экосистему реки в 5 раз выше, чем в любом другом водном бассейне страны. Таким образом, Россия рискует потерять свою главную водную артерию, которая вместе с бассейном занимает территорию, равную 13% площади Европы.

В 2017 году (напомним, этот год был объявлен в России Годом экологии) были разработаны паспорта региональных проектов, где предусмотрены 533 мероприятия, направленные на улучшение экологического состояния Волги, с общим объемом финансирования около 250,4 млрд рублей на период до 2025 года. Также в августе 2017 года правительством РФ был утвержден проект «Сохранение и предотвращение загрязнения реки Волги».

Волга

«В 2018–2020 годах мы направим усилия на реализацию ключевых мероприятий этого приоритетного проекта. В их числе — формирование механизма господдержки реализации инвестиционных проектов в сфере очистки сточных вод, инвентаризация объектов негативного воздействия на реку Волгу, сохранение уникальной экосистемы Волго-Ахтубинской поймы», — отрапортовал замглавы Минприроды Сергей Ястребов.

Сергей Ястребов

А в феврале текущего года в Минприроды заявили о намерении совместно с Росприроднадзором представить в июле 2018 года электронные карты загрязнений Волги. Но к июлю с картами не успели: срок их предоставления отодвинули на сентябрь, пока что ограничившись составлением реестра основных загрязнителей Волги и соответствующими отчетами.

Ключевыми проблемами Волги ученые называют загрязняющие стоки промышленных и сельскохозяйственных предприятий.

Река является приемником сточных вод, а также поверхностных стоков судосбора, несущих органические удобрения — азот, фосфор и прочее, что является причиной заиления и мельчания Волги. Экологические проблемы реки во многом обусловлены и строительством на ней каскада гидроэлектростанций (ГЭС) — это так называемая зарегулированность гидрорежима.

ГЭС

«По сути, реки Волги как таковой сейчас нет, есть лишь каскад ГЭС и водохранилищ, каскад прудов. А это — совершенно другая экосистема, отличная от речной», — отмечает ученый-эколог, председатель общественной экологической организации «Российская зеленая лига» Сергей Симак.

«Мы получили вместо Волги техногенные водоемы, а значит, нужно защищать берега, чистить фарватер для судоходства, поднимать суда и мусор со дна, запускать мальков рыб и проводить еще множество дорогостоящих мероприятий. Получается, что за Волгой нужно следить, как за прудом. И надо быть готовыми к тому, что расходы на поддержание его жизнедеятельности могут превысить доходы от эксплуатации каскада ГЭС», — считает член-корреспондент Российской экологической академии Ольга Никитина.

Для улучшения экологической ситуации на Волге, по самым скромным подсчетам специалистов, потребуется порядка 200 млрд рублей. Сумма огромная, и для того, чтобы эти деньги были потрачены с умом, а не оказались в карманах «спасателей», необходим жесткий контроль над освоением средств.

Курортная Москва

На фоне удручающей экологической ситуации, изложенной выше, 28 мая 2018 года председатель комитета Госдумы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи Михаил Дегтярев предложил Минздраву присвоить Москве статус города-курорта. Парламентарий считает, что столица может стать курортом, поскольку большая роль в формировании облика столицы принадлежит Москве-реке, которая «потянет» на главную природную зону отдыха. Кстати, в 2013 году он в своем предвыборном обещании в качестве кандидата в мэры Москвы уже заявлял, что соорудит на Москве-реке в районе Воробьевых гор пляж европейского уровня.

Одна из визуализаций концепции развития московских набережных

«Если Москву-реку очистить и углубить, зарыбить, оборудовать песчаные пляжи и реконструировать набережные, она станет визитной карточкой нашего города наравне с Московским Кремлем», — полагает Дегтярев.

Михаил Дегтярев

Данная инициатива, мягко говоря, многих повеселила. Особенно в контексте того, что купание в главной столичной реке, равно как и ловля в ней рыбы, могут обернуться печальными последствиями, даже если купаться и рыбачить на облагороженных песчаных пляжах. Пробы сточных вод при ряде лабораторных исследований прошлых лет говорят о том, что в анонсированном «курортном» водоеме значительно превышено содержание алюминия, стронция, серы, меди, марганца, нефтепродуктов, а на некоторых участках реки и ртути. Эти вещества, как правило, попадают в водоем со сточными водами предприятий и коммунальных служб (в том числе смывы реагентов с дорог) и в такой концентрации просто небезопасны для человека.

К слову, еще летом 2015 года в Москомархитектуры заявили, что до 2035 года на Москве-реке в границах города построят 53 новых очистных сооружения. По предварительным расчетам, стоимость строительства и реконструкции составит 23,9 млрд рублей. Из бюджета запланировано потратить 15,8 млрд, остальные 8,1 млрд рублей выделят частные инвесторы. Вот тогда, мол, в столичной реке можно будет и купаться, и ловить рыбу!

Москва-река

Первую часть установок пообещали ввести к 2018 году. Инициатива, конечно, полезная, но не совсем понятно, где разместят эти достаточно большие по размеру конструкции, например, в центре города. И потом: кто-нибудь из москвичей и гостей столицы видел нечто подобное, возводимое в 2018 году? Правда, в марте текущего года сданы в эксплуатацию реконструированные Ново-Курьяновские очистные сооружения предприятия «Мосводоканал», что, безусловно, улучшило качество сброса в Москву-реку. Но данный объект не попадает в категорию анонсированных 53 очистных сооружений.

По воспоминаниям москвичей, во времена СССР в Москве-реке и купались, и рыбу ловили, при этом в столице было полно промышленных предприятий и заводов.

Сейчас ни заводов, ни предприятий здесь нет уж более десятилетия. Тем не менее, как шутят москвичи, «за последние 20 лет Москву-реку никто не смог переплыть, так как человека либо кислотой разъедало, либо рыбы-мутанты загрызали». Именно поэтому многие скептически относятся к заявлениям «адептов очистки», полагая, что ожидается очередной долгострой с улучшением финансового положения определенного круга лиц.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *