«Средневековый замок» под Боровичами приводят в порядок, но будущее его пока неизвестно

Неоготический замок на берегу Мсты был построен в середине XIX века и сначала принадлежал действительному статскому советнику Сергею Петровичу Неклюдову.

После 1905 года усадьба Гверстянка с прилегающими к ней землями была продана владельцу боровичских керамических заводов Константину Логгиновичу Вахтеру. К началу Первой мировой войны он был совладельцем восьми крупных компаний, председателем правления частного коммерческого банка, действительным тайным советником, негласным «огнеупорным королем России».

После революции в здании располагался госпиталь, жилой дом и дом отдыха, а также училище. Последние десятилетия здание принадлежит Боровичскому комбинату огнеупоров. Этим летом на здании усадебного дома появились строительные леса.

— Мы просто приводим здание в порядок, чтобы оно имело приглядный вид. О его наполнении пока решений нет, как и идей, — прокомментировал ремонтные работы генеральный директор БКО Анатолий Можжерин.

История усадьбы связана со множеством известных семейств и персон. А первое упоминание об этих местах относится к 1564 году, временам правления Ивана Грозного. Земля здесь издавна богата глиной, что позволяло уже тогда развивать ремесла и делало деревню привлекательной для производственников, — рассказывает старший научный сотрудник Боровичского музея Андрей Игнатьев. Сегодня историки и краеведы по крупицам собирают информацию об этом памятнике архитектуры.

Начальник центральной электростанции комбината «Красный Керамик» Георгий Иванович Бабич, которому довелось в 1920-х годах работать в бывшей усадьбе в качестве элетромонтера (в Гверстянке предполагалось разместить дом отдыха для служащих и рабочих комбината), оставил одно из немногих описаний Гверстянки:

Ее центральное здание особенное, по архитектуре напоминает средневековый западный замок в стиле барокко. Состоит оно из трех этажей. На нижнем, заглубленном, имеющем сводчатые потолки, размещались кухня и служебные комнаты, в том числе насосная, качающая воду из артезианского колодца, – редкость по тем временам. Правда, насосы были ручные. Особое внимание привлекали полы на втором и третьем этажах. Они представляли собой точную копию полов в царских дворцах. Паркет из шпонов разноцветных благородных пород деревьев изображал в основном цветы лотоса, лилии. В одной из комнат стояло механическое пианино, а в других – еще два простых. Все комнаты оборудованы вентиляцией. Широкие окна чередуются с узкими – «бойницами». Особенностью здания является пристроенная к нему спереди четырехугольная башня высотой около 30 метров. Говорят, что помещик с нее наблюдал в подзорную трубу за работой на полях своих крепостных. Вход в башню начинался со второго этажа, где по сечению была комната. Из нее наверх вела широкая винтовая лестница. С башни открывался живописнейший вид на излучину Мсты, окружающие деревни, поля.Кроме основного здания, были и другие постройки: двухэтажный каменный дом для прислуги, громадная конюшня и каретный сарай под одной крышей, где впоследствии разместились инкубаторная станция и склад. На территории усадьбы и вокруг главного здания был разбит великолепный парк. Корабельные сосны, множество редчайших деревьев, кустов и цветов, пруды, эстрада. За всем этим ухаживали несколько садовников.

Некоторые отголоски усадебной жизни угадываются и сегодня. Здание по-прежнему величаво возвышается над рекой и словно ждет своего часа, чтобы продолжить историю.


Автор: Владимир Носов

Бессменный главный редактор, в незапамятные времена работал в издании РБК

Еще интересно

«Я не шпионка, меня просто хотят уничтожить»

Владимир Носов

В ВОЗ назвали «трудными для понимания» данные по смертям от коронавируса в России

Подножка для Рогозина

Оставить комментарий